Байчурин Николай Семёнович

- выпускник  Нижнеангарской средней школы 1958 года –

10 “б ”класс, классный руководитель Чернышова Екатерина Васильевна (преподаватель русского языка и литературы, выпускница Воронежского педагогического института).

Родился 4 марта 1942 года в селе Елшанка Неверкинского района Пензенской области. Летом 1943 года с родителями на пароходе ледокольного типа “Ангара” в числе других переселённых с центральных районов России семей прибыл в пос. Нижнеангарск .

1 сентября 1948 года поступил в 1-ый класс начальной шко-лы (ныне восьмилетняя школа). В 1952 году окончил 4 клас-са с похвальной грамотой. Первый учитель Козлов Николай Дмитриевич.  Директор - Сибирев Александр Петрович.

1952 - 1958 год обучался в Нижнеангарской средней школе.

В 1958 году поступил в Улан-Удэнский железнодорожный техникум. В феврале 1961 года окончил техникум по специальности “энергоснабже-ние и энергетическое хозяйство  железнодорожного транспорта”. Полу-чил квалификацию техник-энергетик. В период обучения проходил прак-тику на ст.Подкаменная, Куйтун, Шуба ВСЖД. Принимал участие в  монтаже и освоении эксплуатации первой в СССР  контактной сети  переменного тока напряжением 27500 Вольт на магистральном участке Восточно-Сибирской железной дороги от ст. Тайшет до ст. Зима. По окончании учёбы был направлен на работу в Нижнеудинский  энергоучасток ВСЖД.

В феврале же 1961 года начал трудовую деятельность на должности электромонтёра контактной сети на ст. Байроновка Нижнеудинского участка энергоснабжения, затем работал инженером технического отдела, старшим электромехаником дистанции контактной сети на ст. Нижнеудинск.

С 1 сентября 1963 года по 28 октября 1966 года проходил военную службу на Краснознамённом  Тихоокеанском флоте.

По окончании службы, непродолжительное время (1,5 месяца), работал на Улан-удэнском локомотиво-ремонтном заво-де электромонтёром. Затем снова вернулся в Нижнеудинск, работал электромонтёром, старшим электромехаником и начальником дистации контактной сети, энергодиспетчером, электромехаником релейной защиты.

В 1975 году окончил заочно Восточно-Сибирский технологический институт по специальности “Электроснабжение городов и промышленных предприятий”. Получил квалификацию инженер - электрик.

 С августа 1977 по март 1978 года работал на строительстве БАМа в Ус БТС – электромехаником северомуйского уча-стка КЭПРО (контора по эксплуатации, прокату и ремонту оборудования, позже переименован в УМ БТС).

В марте 1977 года был вынужден, по семейным обстоятельствам, переехать в г. Тайшет, где по апрель 1982 года рабо-тал во вновь образованном Тайшетском участке энергоснабжения начальником ремонтно-ревизионного цеха, замести-телем начальника энергоучастка по контактной сети, старшим энергодиспетчером, начальником тяговой подстанции Тайшет. Работая в должности заместителя начальника по контактной сети принимал активное участие в строительстве и электрификации вторых путей на перегоне Тайшет – Чуна.

В апреле 1982 года переводом, вместе с семьёй, переехал на работу в Северобайкальский участок энергоснабжения Байкало-Амурской железной дороги, где проработал до ухода на пенсию в декабре 2001 года. Работал на должностях старшего инженера энергонадзора, начальника тяговой подстанции Северобайкальск, заместителя начальника энергоучастка по тяговым подстанциям, энергодиспетчера и старшего энергодиспетчера. Принимал непосредственное участие в электрификации участка Лена Восточная – Таксимо, приёмке в эксплуатацию и пуске в работу тяговых подстанций на участке Кунерма – Таксимо. Подготовке кадров. Благодаря его настойчивости, принципиальности, накопленным знаниям и приобретённому опыту конфигурация систем электроснабжения г.Северобайкальск и посёлков района имеет современный, более надёжный, по сравнению с первоначальными  проектными решениями вид. Своим богатым опытом Николай Семёнович всегда делился с молодыми коллегами, многие из которых стали грамотными управленцами, занимают ответственные  должности на Восточно -Сибирской железной дороге.

Имеет награды: 1966 г. Юбилейная медаль "20 лет Победы в Великой Отечественной  войне”; 1970 г. Юбилейная медаль "100 лет со дня рождения В. И. Ленина"; 1987 г. Медаль "За строительство БАМ"; 1989 г. Медаль "Ветеран труда"; 1990 г. Орден Дружбы народов; 1996 г.Знак "Почётному железнодорожнику"; 1999 г.Знак "Заслуженный энергетик России". Награждён знаком “150 лет железным дорогам”, именными часами Министра Путей Сообщения, Дипломом Министерства путей сообщения и ЦК профсоюза работников железных дорог и транспортных строителей, многочисленными грамотами и дипломами разного достоинства.

В 1956 году вступил в комсомол, в 1967 – в КПСС. На протяжении всей трудовой деятельности исполнял различные общественные поручения. Был секретарём комсомольской организации, командиром добровольной народной дружины, секретарём партийной организации, председателем  местного комитета профсоюза, политинформатором, пропагандистом.

Женат с 28 октября 1967 года. Жена Байчурина (Астафьева) Лариса Александровна.

 Два сына:  1968 г.р. Байчурин Сергей Николаевич–работает нач-ком Северобайкальской дистанции  электроснабжения.

                    1971 г.р. Байчурин Евгений Николаевич – работает электромехаником на тяговой подстанции Дабан.

Два внука: 1990 г.р. Байчурин Семён Сергеевич – учится в 11 классе средней школы № 11 г. Северобайкальск.

                   1991 г.р. Байчурин Клементий Евгеньевич – учится в 9 классе школы-лицея № 6 г. Северобайкальск.

Внучка:    2002 г.р. Байчурина Дарья Сергеевна – посещает детский сад.

 

Китайцы ( люди государственные! )

Сейчас  на различных ток-шоу политического свойства на разных каналах разные умные люди пытаются объяснить феномен темпов быстрого роста китайской экономики. Я тоже об этом задумался и вспомнил двух китайцев, которые наряду с русскими и тунгусами (эвенками) проживали у нас в Нижнем сразу после войны и в конце сороковых годов. Бурят тогда в районе не было (не в обиду сказано) за исключением двоих и то не совсем бурят – где то в глубине годов породнившихся с русскими (мой первый учитель Козлов Николай Дмитриевич – прадедушка нынешнего министра транспорта Сергея Юрьевича Козлова - и директор средней школы Шаргаев Н.П. – оба фронтовики и ещё двое детдомовцев Будаев Володя и Тыхеев тоже Володя). Может эти два китайца и до войны жили в Нижнем, только откуда же я могу это знать, если сам родился во время войны и совсем в другом месте. Китайские их фамилии я не знаю, а звали их просто - китаец Вася и  Ваня.

Сначала про Васю. Он специализировался на выращивании овощей “лука-чеснока” – так  иногда его и называли, чтобы обозначить  о ком речь. Продукция у него была отменная. Лук рос на грядке прямо - таки как камыш на болоте (через ветхую ограду хорошо было видно грядки). Всё дело, конечно, в удобрениях. Удобрения собственно находились тут же – в огороде в отхожем, так сказать, месте - никакой химии. Покупать ничего не надо было - негде да и ничего похожего никто не продавал. Удобрения из огорода надо было только правильно приготовить и выдерживать график внесения и полива. Продукцию свою он реализовывал на рынке. Конкурентов практически не было. Правильно была выбрана производственная ниша. Ничего не зная о маркетинге и логистике он интуитивно чувствовал, что лучше него никто не вырастит ни лука ни чеснока. Тем более, что растениеводством в те времена из местного населения никто серьёзно не занимался (рыбалка, охота, консервный завод, рыболовецкий  флот,  потребсоюз и бюджетные учреждения – образование, здравоохранение). Теплицы, помидоры, огурцы, перец, кабачки и другая овощная мелочь появились позже - с приходом БАМа и притоком населения из западных областей Союза, особенно, с Украины. Местные выращивали картошку, репку, турнепс вперемежку с картошкой, а на грядках морковку. Так что по части лука и чеснока Вася был монополистом ( антимономольной службы тогда тоже не было и его бизнесу никто не препятствовал). Рынок тогда располагался на берегу Байкала – как раз напротив школьного переулка. Одна сторона – по направлению переулка, другая – перпендику-лярно первой вдоль берега. Стояла на сваях метрах в 6-7 от воды. Рынок был крытый. Рядом были “мостки” ( такой небольшой причал) куда причаливали плавсредства с продукцией от местных колхозов. Также с картофелем, капустой, морковью и другим сельско-хозяйственным товаром, как бы сейчас сказали, местных производителей. Кстати, нас с младшим  братишкой, мама тоже частенько отправляла на рынок. Не ради прибыли а просто чтобы не болтались без дела где попало. Давала одну-две поллитры молока, котелочек с голубицей (которую мы сами же и набирали у себя за огородом – в калтусе), бумажных кулёчков, свёрнутых из тетрадных листов - и с богом. К       1970 год,школа, мостки (причал), рынка уже нет          обеду мы благополучно добирались до рынка. Располагались за прилавком (бесплатно) и начиналась торговля. Но наша продукция не выдерживала конкуренции. Рядом торговали тётеньки тем же товаром. У них брали, у нас – нет. Видимо реклама была слабая. В результате к концу дня свою не реализованную продукцию мы сами же и “осваивали”. Зато обратно возвращались быстро и налегке–без груза. Когда своей “продукции” не хватало, а есть хотелось, спускались к берегу. Проползали между сваями к полу рынка и выковыривали из щелей между досками  аппетитные морковочки. Тут же их промывали, нарушая экологию, в чистых водах священного озера   и смачно хрумкали сидя на тёплых разноцветных  камушках. Бросали в воду камешки и любовались расходящимися кругами - курорт да и только. У Васи продукция расходилась быстро и он надолго на рынке не задерживался - набрасывал на плечи коромысло с пустыми корзинами и отправлялся домой за  новой порцией товара. Не предсказуемая штука жизнь . Случилось так, что мы с Васей  как бы и породнились, примерно, через четверть века. Его внук сейчас мой двоюродный племянник. Умер Вася 7 ноября 1972 года в городе Нижнеудинск, где я  работал в то время и туда же переехали его дочка с мужем - моим двоюродным братом. Привезли отца Васю - где он, оторванный от своих грядок, в казённой квартире быстро зачах и умер. Не хотел переезжать – уговорили. Похоронили с грехом пополам (благо у нас была дежурная бригада электромонтёров на праздники). Сейчас уже нет ни дочки ни зятя и никто не знает где могилка его. Лишний раз подтверждается пословица “где родился там и пригодился”. Вот такая история с Васей китайцем, который задолго до наступления рыночных времён хорошо разбирался в рыночных технологиях.

Китаец Ваня работал на рыбоконсервном заводе “подводником”. Так у нас в учебной части, когда я служил на флоте, называли матроса  из хозвзвода, который на подводе отвозил в баках отходы с кухни в подсобное хозяйство. У Вани была “тачанка”–такая одноосная тележка с баком. Бак снизу полукруглый со смещённым центром тяжести. Чтобы его разгрузить достаточно было вытащить из ушек штырь, удерживающий бак в вертикальном положении. Ваня на своей “тачанке” вывозил с завода и утилизировал отходы производства – рыбьи  кишки, головы и хвосты, которые и составляли отходы консервного производства, а также и бомбаж. Мой отец в то время тоже работал на консервном заводе – на проходной. Иногда нас с братишкой мама отправляла с узелком к отцу на работу. В узелке обед. Обед доставлялся уже далеко после обеда – почти к ужину (расстояние не маленькое – а было мне лет 6-7 а брату и того меньше). К тому же доставка замедлялась в связи с тем, что примерно на трети пути на страже (посреди улицы) стоял козёл с седой бородой и лихо закрученными назад рогами. Видимо он ими очень гордился так как такие рога были только у благородных баранов. При попытке пересечь запретную линию он угрожающе выставлял эти, в общем то безобидные загнутые рога вперёд и устремлялся в атаку, а роста мы были примерно одинакового , так что приходилось ретироваться. Козёл же устремлялся следом и поддавал гнутыми рогами под зад . Так что приходилось данное препятствие преодолевать через проулок -  калтусом и выныривать уже в другом проулке – напротив партизанского магазина и потом следовать дальше. Отец в награду показывал нам консервный цех – где всё шипело, жарилось и грохотало. Женщины обрабатывали рыбу, жарили в больших противнях, укладывали в банки, которые тут же штамповали на специальных прессах и банки и крышки, закатывали их с уже обработанным и уложенным  консервным сырьём и отправляли в автоклав. Приводилось всё в движение локомобилем (паровой двигатель), который стоял в специальной пристройке. Локомобилем управлял наш сосед и отцов кореш Сафронов дядя Федя (Фёдор Ефимыч). От шкива локомобиля через весь консервный цех тянулся широкий ремень, приводивший  в движение вал закреплённый через всю стену под потолком. И уже от этого вала также через шкивы и ремни приводились  в движение разные штамповочные и закаточные машины.  Зрелище для детского восприятия просто неописуемое. Ну и, конечно, всегда мы получали гостинец от добрых женщин – по порции “обжарок”. Ничего вкуснее я никогда не ел. При закатке случался  производственный брак. «Он может быть полным (сильно помятые банки, содержимое которых повторно использовать не разрешается) и возвратным (банки с небольшой деформацией, с дефектами закаточного шва, подтечные, содержимое которых доброкачественно и может быть использовано в течение 2 часов для выработки паштетов и котлет, в виде добавки к основному сырью в количестве 10% и для других пищевых целей». Это выдержка из государственного стандарта на производство рыбных консервов. На каждый вид консервов имеется свой стандарт. Какой стандарт или технические условия действовали в те времена (напомню – была война) я не знаю. Не знал об этом и китаец Ваня. Одно он знал точно, что после выхода из консервного цеха консервы не могут испортиться мгновенно. Продукция сразу после выхода из цеха отправлялась на склад, а бомбаж на утилизацию. По инструкции Ваня обязан был залить партию бомбажа каустиком и закопать в лесу. Но он распоряжался партией бомбажа по своему. Когда его “тачанка” с партией бомбажа грохотала по дороге - следом уже собиралась стайка новостроевских босоногих ребятишек. Ваня делал вид, что ничего не замечает, заворачивал в лесок, вынимал стопор, тачанка  опрокидывалась и всё содержимое оказывалось на земле. Как ни в чём не бывало Ваня заворачивал лошадку и отправлялся в обратный путь. Налетала стая детишек и куча бомбажа мгновенно исчезала у них в разных потайных местах ( в карманах, сумочках, за пазухой, за поясом). Мы же – несмышлёная неразумная шпана - вслед ещё и дразнились – “ходя соли надо ?…..? солить”. Что солить каждый придумывал сам. Ваню это обижало (должно потому, что это у него ассоциировалось со словом контрабанда. Известно что до революции и много позже китайцы ходили через границу с Россией и переправляли туда-обратно разный контрабандный товар, в том числе и соль и золотишко . Отчего их и звали “ходя”). Он бросал лошадку и бежал за нами аж до самых “первых огородов”. Были такие - выращивали там “зелёнку” для лошадок. Догнав  самого маленького – надирал ему уши (скорее всего для виду, во всяком случае ничьи уши серьёзно не пострадали) и возвращался к тачанке. Но обиды не таил и не прекращал подкармливать бомбажом новостроевскую ребятню. Бывало, что “тачанка” то ли по просьбе, то ли по бартеру заезжала к кому-нибудь прямо во двор (например в наш двор, чему я лично был свидетелем). Кроме бомбажа в “тачанке” Ваня возил также и отходы производства. Но за ними никто особо не охотился и они лепёшками расплывались прямо на поляне в местности “Осиновое” (это примерно там, где сейчас находится здание аэропорта). На них с азартом набрасывались мухи, а через некоторое время там невозможно было пройти  (стояла несусветная вонь и рой мух). К концу лета эти отходы сами собой утилизировались и оставались только одни косточки. Тропа к осиновому озеру пролегала как раз через эту поляну.  Однажды – помню – лепёшка из тачанки  расплылась и в нашем дворе. Рыбьи головы и хвосты выбирали и ели сами. А кишками кормили свинью. Ей свинье всё равно – она с удовольствием поедала и такую еду. Только потом, когда она уже стала мясом, казалось, что это не свиное мясо а нерпичье. А что делать? Жить то надо было и выживать. Отец инвалид – полноценно работать не мог – детишек трое - есть просят. Своего ничего ещё не было. Только приехали в 1943 году – по переселению из Пензенской области (для консервного завода нужны были работники). Во всей этой истории удивительно только одно, что администрация завода не могла тот же бомбаж распределить между своими работницами у которых дома тоже мал - мала и есть просят. А может и не совсем удивительно, время было такое - жили все под страхом наказания. Могли посадить запросто - за расхищение социалистической собственности, за вредительство и по другим статьям коих было хоть и немного но все с большими сроками отсидки, а то и совсем “10 лет без права переписки” (расстрельная). Впрочем и сейчас не намного лучше, если не страх наказания так страх увольнения довлеет над трудящимся людом. А что сейчас мешает начальникам? Сколько сейчас изымается контрабанды, контрафактной продукции разного рода и утилизируется (сжигается, выливается, давится бульдозерами и т.д.). Среди этой продукции, наверняка, есть товар, который можно вполне использовать на благо народонаселения, раздать нуждающимся (естественно под контролем СЭС и других уполномо--ченных органов) , реализовать за небольшие деньги. Но нет – надо под бульдозер. Кому это выгодно? Вполне понятно – акулам бизнеса, чтобы не падали их сверхприбыли. А народ бы собирал на операции больным детям деньги по СМС-кам. Эти “акулы” не очень торопятся помогать больным детям и делиться с народом. Позор. И вообще вся эта сфера покрыта мраком. Никакой информации. Куда девается контрафакт? Контрабанда? Иногда  что то проскользнёт в СМИ и то, в основном, по поводу наркотиков. Так недолго и до новых социальных катаклизмов  дожить.

Вот  и получается что маленькие эти люди  ( китайцы Вася и Ваня), не имея никакого особого образования а только опыт жизни и руководствуясь здравым смыслом, подходили к порученному делу с истинно государственным подходом, руководствуясь, при этом, только нуждами людей (по большому счёту народа). Что же теперь удивляться что у этого мелкого ( в смысле роста), трудолюбивого, непритязательного и умного народа, готового на любую работу - и законы, по всей видимости, соотносятся со здравым смыслом. По тому и  экономика развивается невиданными темпами. И нам есть чему у них поучиться. Да и наше советское прошлое со счетов списывать рано. Немало в нём было полезного и поучительного.

                                          Байчурин Николай. 10 апреля 2016 г.

 

Воришки (зарисовка из незабываемых школьных лет)

В сегодняшних милицейских сериалах нередко лучшим способом расследования преступлений является метод “брать и колоть”. Не лучший метод но и не худший. Тем более испытанный, как говорится, на собственной шкуре. Этот метод и пробудил в моей памяти одну давнюю историю и вспомнил я одного хорошего человека из моих школьных лет. Клочихина Ивана Перфильевича – начальника милиции Нижнеангарска в первые послевоенные годы.

Дело было так. Летом 1952 года, закончив начальную школу с похвальной грамотой, я был переведён, вместе с другими выпускниками этой школы, в Нижнеангарскую среднюю школу в 5”в” класс.Классов в школе на всех не хватало, поэтому часть классов разместили в правом крыле интерната (это здание и сейчас ещё крепко стоит на старом месте. Правда слышал что там сейчас квартиры барачного типа – видимо об-менный фонд администра-ции), в том числе и наш 5-ый класс. В левом крыле разме-щался непосредственно ин-тернат – где жили ученики из посёлков района: Верхней Заимки, Куморы, Уояна, Горе-мыки (ныне село Байкальское) и других. Наш 5-ый класс размещался на южной стороне - окнами в школьную ограду. Напротив через коридор было ещё две классные комнаты. Рядом с нашим классом в сторону вестибюля (прямо напротив него) размещалась “кипятилка” и дальше учительская и кабинет директора вечерней школы. (вечером здесь занимались ученики вечерней школы). “Кипятилка” -  довольно небольшое узкое помещение, называлось так по тому что в нём находился титан (кипятильник) и разный скарб (вёдра, половые тряпки и прочее имущество) уборщицы. Но самое интересное что здесь же находился шкаф с библиотекой принадлежавшей вечерней школе. Я хорошо помню этот рассохшийся шкаф крашеный коричневой облупившейся краской с тремя отделениями и с большим замком на крайнем отделении, которым и запирался весь шкаф. Но главное между выдвижной и крайней стенкой находилась хорошая щель куда легко пролезала маленькая детская ручонка ( а мне тогда было всего 10 лет). Учиться было интересно - новые предметы, новая обстановка, новые учителя. Самым “интересным” был урок рисования. Почему? – спросите Вы. Да потому что с него мы могли свободно удаляться и заниматься кто чем хотел, кроме рисования. Учитель рисования (ввиду недостатка кадров) был приглашён, видимо, из числа “свободных “ художников (педагогического образования не имел, но умел мало-мальски рисовать и хорошо выпить). Приходил на урок всегда с похмелья, выставлял на стол цилиндры, пирамиды и другие геометрические фигуры  сам же через несколько минут засыпал на этом же столе. А нам свобода: кто хочет рисует фигуры, кто не хочет потихоньку выскальзывает из класса на свободу. Долго думать не пришлось чем заняться на свободе. Шкаф то – вот он. А что в шкафу? Давай проверим. Проверили. Чья ручонка, а вернее пальчик (первая книжечка стояла аккурат напротив щели и добыть её можно было просто выкорнув её пальчиком), первым проник в щёлку судить не берусь. Скорее всего мой пальчик – я был меньше и моложе всех, значит мне первому и книжечку в руки. Первой оказалась книга Аркадия Первенцева “Кочубей” – про кубанского казака, командира партизанского отряда, героя гражданской войны Ивана Антоновича Кочубея повешенного белогвардейцами 22 марта 1919 года на базарной площади города Святой Крест (сейчас  Будённовск). Ага! что то интересное – почитаем (рекомендовал бы нынешнему молодому поколению почитать. Очень интересная  книга о нашей истории.). Оборудовали на горе напротив интерната небольшой шалашик и пока любители рисовать - рисуют. Мы “любители литературы” читаем на воздухе, на солнышке . С горки всё видно: и Байкал, и школу, и звонок школьный слышно, всё под контролем - красота. Мы – это я (Коля), Миша, Валера, Вова. Фамилии естественно не называю - ни к чему. Все ребята с Новостройки, кроме Вовы – он с Молокона. Сколько таким образом добыли книжек точно не скажу – пока рука доставала. А она доставала до локтя дальше хода не было – не пролазила. Хорошо помню только произведение Шарля де Костера о похождениях и приключениях Великого Гёза Фландрии Тиля Уленшпигеля. Запомнилась она тем что была большого формата с твёрдыми, коричневого цвета, тиснёными корочками и особым каким то древним запахом. Напечатана была, по всей видимости, ещё до революции и изъята революционной властью у какого то богатея – иркутского или нижнеангарского. Ещё одна такая же точно книга попалась про приключения хитроумного  идальго Дон Кихота Ламанчского автора Мигеля де Сервантеса – того же, как видно было по оформлению, издателя. Так мы впервые познакомились, сами того не подозревая, с великими произведениями мировой литературы. Конечно ничего толком не поняли. Мы эту литературу осваивали с интересом в шалашике  пока не стало холодать. Когда стало холодать книги переместились в тумбочку -  в дом к Валере, а чтения проходили в маленькой комнатушке которую ему выделили в доме родители. Уставали от литературы - Валера нам прямо с чёрной тарелки радио подхватывал мелодию и играл на гармошке. Был у него абсолютный музыкальный слух. Хорошее было время. Но долго так продолжаться, естественно, не могло. В один прекрасный момент чудесная девушка Галя нас, что называется, “заложила”. И начались допросы. Сначала у директора этой самой вечерней школы. Однако мы ребята тоже не промах. Заранее сговорились – молчать во что бы то ни стало. Сколько украли? Кто сообщники? И так далее. Ничего из нас не выбили. И понятное дело -  нужны были профессионалы . Тогда и передали дело  о краже “культурных ценностей” в милицию. Как мне помнится милицейский штат состоял тогда из двух человек. Начальник милиции Клочихин Иван Перфильевич – статный мужчина средних лет с примечательными “будённовскими” усами  и милиционер по фамилии Кобзарь (имени отчества не помню). Стали вызывать нас по очереди “на ковёр”. В каком порядке я не знаю. Кто был первым, кто последним? Но не всех вместе и не в один день. Разнесли по времени, чтобы мы случайно не   “пересеклись” во время допросов. Как вели себя другие “подозреваемые” не скажу - только догадываюсь. А как меня “колол”  Иван Перфильевич хорошо помню. Отец при этом находился в коридоре – на лавке ожидал результата допроса. По нынешним временам это было бы нарушением закона – допрос несовершеннолетнего  без присутствия взрослого представителя. Но тогда, наверное, были другие законы. Отец с Иваном Перфильевичем были в хороших отношениях хотя и не друзья. Просто оба фронтовики. Отношения были товарищеские.  Это как бы сейчас встретились где то два бамовца, даже и не совсем знакомые, но обнялись бы по братски. Когда то у них была одна цель и они её добились – БАМ построили. Это их и объединяет. Также и фронтовое братство. Была одна на всех цель – разгромить фашизм и одна победа на всех. И фронтовое братство до сих пор никто не отменил, а тем более тогда, когда война была ещё совсем рядом в памяти людей. Общее дело и общая цель всегда объединяет, сплачивает людей. И тем не менее папа сидел в коридоре, а сынок последовал на допрос (дружба дружбой а служба службой). Посредине комнаты стоял абсолютно чистый стол – без всяких отвлекающих предметов. Даже чернильницы не было.  Иван Перфильевич сидел за столом, а Коля сел на стул напротив - так что из-за стола была видна одна головка. Следователь открыл ящик стола, достал чистый лист белой бумаги и положил перед собой на середину стола. Затем достал ещё один такой же лист и расположил его с правой стороны  с краю. Затем выдвинул боковой ящик стола и достал из него револьвер системы “наган”. Положил его на белый лист бумаги справа от себя так, что чёрное дуло ствола глядело прямо в лоб перепуганного досмерти Николая – сказал “ну рассказывай”. Несчастному “подозреваемому” ничего не оставалось делать как рассказывать, поскольку в голове билась одна мысль “а вдруг выстрелит и прямо в лоб”. Рассказал всё - без утайки. И сколько украли, с кем и почему, и где хранили. В общем всё. Думаю что по такому же сценарию “раскололись” и другие “воришки”. Назначили штрафы – кому 100 кому 50 рублей. Книжки все вернули на место - в шкаф. И никакого ИДН (такового в те времена и не было) – в одном лице и оперативник и следователь и прокурор. Штрафы заплатили все – отец платить отказался. И правильно. Сказал: я ребёнка отправляю в школу учиться и моей вины в том нет, что у вас учитель на уроке спит. Вот такая случилась история. Зато за всю жизнь - при любой мысли где - нибудь что нибудь взять не принадлежавшее тебе,  даже если оно вообще никому не нужно, перед глазами возникало чёрное дуло пистолета, смотрящее тебе прямо в лоб.

                                                            

ДОМ МОЕГО ДЕТСТВА

 Меня уносит память в детство...

Далекое, шальное и босое.

Одетое в сатины малолетство,

 Вихрастое, лихое, озорное.

И нет уж дома на привычном месте

... Вместо него - развалины и хлам.

 Гуляет ветер в родовом "насесте",

 И чудится счастливый, детский гам.

 Курносые, в веснушках, босяки,

Перед глазами этот образ вечный.

 Царапины, ушибы, синяки...

Народ счастливый и весьма беспечный.

Сплав на плотах, купанье в нежных водах,

 "Лапта", футбол и резвый, легкий "Чижик".

 Живут со мною в этих давних годах,

, Витька, милый сердцу...Рыжик.

 Мне часто снится старая Ледяшка,

 Ее седые скалы в ковылях.

 Мой друг старинный - Шерстобитов Сашка,

 Страда вечерняя в чужих полях.

 Умчалось время, вместе с ним и детство

 И старый двор, так милый и родной.

Великое и дружное соседство,

Наш дом над Пролетарской стороной.

 А.Семериков (Май - 2016 год) г.Кунгур

Слюдянка (О трудовом воспитании)

После распада Советского Союза Российское образование претерпело качественные изменения !? в худшую сторону. Трудовое воспитание, как таковое, вообще исчезло из поля зрения руководителей и общества. А общество так вообще взбесилось, почуяв запах лёгких денег - наплодило невероятное количество учебных заведений, в которых непонятно чему учили, только деньги плати. В настоящее время МЫ вроде бы образумились. С назначением нового министра образования всё чаще в разных кабинетах заходит речь о трудовом воспитании. В связи с этим хочу сказать пару слов о трудовом воспитании моего (послевоенного) поколения. О трудовом воспитании военного поколения даже и говорить нечего – известно как оно воспитывалось (на заводах, фабриках, на полях). Но прежде несколько слов об истории. Летом в Нижнеангарске бесхозным подросткам делать было нечего – болтались по посёлку кто где. Особым днём был день, когда намечался приход  парохода с Большой Земли. В этот день, ближе к полудню, старались забраться  куда повыше, чтобы увидеть на горизонте столб чёрного дыма, оповестить взрослых и бежать к пристани -  на праздник. Приход парохода всегда был праздником для местного населения (музыка, пиво, хорошая водочка и соответственно настроение).

До 1949 года в Нижнеангарск приходил пароход ледокольного типа «Ангара», который я вообще не помню – мне было тогда только 7 лет. Помню только чёрный дым над трубой. Кстати, их было две.

  Сборка ледокола «Ангара» была начата 18 июля 1899 г. в селе Лиственичном  -  спущен на воду 25 июля 1900 г.

Пароход по заказу должен был иметь в закрытых помещениях каюты всех трех классов и принимать в кормовые и носовые помещения до 250 тонн груза.

«Ангара» в разобранном виде была доставлена морем из Англии в Ревель (Таллин), оттуда по железной дороге - до станции Бай-кал. В навигацию 1919 г.«Ангара» совершила 10 рейсов до Ниж-неангарска по 1458 верст каждый и перевезла 50000 пудов груза. Во время войны 1941-45 ледокол перевозил бочки с рыбой и ящики с консервами нижнеангарского консервного завода. Осенью 1949 г. перед капитальным ремонтом«Ангара» совершила последний рейс  в посёлок Бугульдейка за партией плотов. В 1967 г. ледокол «Ангара» передан на баланс  областного комитета ДОСААФ по его просьбе.  6 ноября 1990 г. ледокол был отбуксирован на место своей вечной стоянки, в микрорайон Солнечный» г. Иркутска. 30 марта 1991 г. состоялось торжественное открытие музея ледокол «Ангара», где расположилась экспозиция краеведческого музея «История судоходства на оз. Байкал». Здесь капитаны разных лет  расскажут Вам об удивительной судьбе ледокола.

Такова краткая история парохода – ледокола «Ангара». Однако чёрный дым на горизонте  – над гладью озера Байкал продолжал с завидной периодичностью появляться. 

Ледокол заменил пароход «Комсомолец»

В 1932 г. построен траулер «Комсомолец»,  переоборудованный под пассажирские перевозки в 1950 г. До 1982 г. осуществлял регулярные пассажирские перевозки по озеру.

 В 1984 году «Комсомолец» встал на мёртвый прикол. «Комсомо-лец» – последнее на Байкале судно с паровой машиной. Потеря эта особо тяжела для жителей обоих берегов Байкала. «Комсо-молец» играл роль пригородной электрички. «Комета» – это экс-пресс, без остановок проносящийся от п. Байкал до Северобайка-льска. Пароход степенно, неторопливо совершал пятисуточные круговые маршруты, 5 раз пересекая Байкал на прямом рейсе  и 6 раз на обратном..«Комсомолец» заходил в населённые пункты Танхой, бухты Песчаная, Бугульдейка, Ая,  Хужир, Онгурёны, Ус-ть-Баргузин, Давша, Байкальское, Нижне-Ангарск . 31,5 ходовых часа в одну сторону, 41 – в другую. Туристам было весьма удобно.

Встретив гостей, проводив отъезжающих, отгуляв праздник по случаю прихода весточки с Большой Земли  население возвращалось к своим обычным повседневным делам. Подростки  вместе со взрос-лыми занимались обычными бытовыми делами (получали трудовое воспитание). Кто  сено косил  для скотины на зиму, кто заготавливал дрова, кто неводил вместе с родителями и так далее. Дел надо было сделать немало, чтобы пережить зиму. «Бесхозные» подростки также находили себе дело по душе. Кто-то целые дни проводил на пляже, кто-то на озёрах в сору – купались и удили. А кое-кто на пристани помогали грузчикам разгружать лихтера,  с товарами для посёлка (больше продовольственные).

Собиралась кучка подростков (человек 5-6)  - часть спускали в трюм, где на поддоны выкладывали ящики с чаем, коробки с конфетами, печеньем, пряниками, компотами и т.д. Раздавалась волшебная команда ВИРА – поддон медленно плыл вверх. Там его другая группа пацанов разгружала на телеги. Раздавалась команда МАЙНА и  поддон медленно плыл в обратном направлении – в трюм.

Пацаны ощущали  себя  в глубинах трюма настоящими морскими волками -  МОРЕМАНАМИ.

  Лихтер - разновидность баржи, грузовое несамоходное безэкипажное однотрюмное морское судно используемое для перевозки грузов с помощью буксирных судов.

Лихтер Клара Цеткин  построен в 1933 году. В процессе послевоенной модернизации и переоборудования судно стало самоходным. На Байкале также работал   одно-типный лихтер Роза Люксембург.

В качестве оплаты за труд грузчики разбивали ящик с кон-

 Лихтер Клара Цеткин в порту Байкал    фетами, с печеньем - списывали на естественную убыль.

А иногда был просто  царский подарок – распаковывали ящик с банками компота. Все эти сладости тут же исчезали в карманах и желудках притомившихся помощников. Пацаны были довольны – не зря поработали. Как то в один из дней в середине лета  на пирсе появился БАДМАИЧ. Завхоз Нижне-ангарской районной больницы. Был он маленького роста ( как Клод Ван Дам), сухонький, но вёрткий. Спросил: “ не хотите пацаны подзаработать? ”....!!!.... В чём вопрос… с радостью. “Приходите завтра в 8 часов утра на пирс” . На утро мама собрала скудный обед (картошка в мундирах, бутылка молока, ломоть хлеба) и я отправился  в свой первый в жизни рабочий день на пирс, как было договорено с Бадмаичем. На пирсе  собралось довольно приличное количество «рабочих» (человек 15-20). Точно не могу сказать. Видимо Бадмаич накануне  успел собрать ещё ни одну группу “бесхозных” пацанов по посёлку. К пирсу была пришвартована  деревянная баржа – плашкоут.

Плашкоут (плашкот) плоскодонное плавсредство с малой осадкой для перевозки грузов при помощи буксира. Имеют упрощенные обводы, используются в качестве перегрузочных средств на рейдах,приставок для швартовки к пристаням с малыми глубинами, перевозки грузов на верхней палубе, служат также опорами наплавных мостов ...морской словарь  /  Большой Энциклопедический словарь

На рейде стояли ещё две баржи: одна такая же деревянная,  вторая побольше  - металлическая. Погрузившись на баржу, отчалили от пирса, объединились со стоявшими на рейде плашкоутами в караван и  тронулись в направлении посёлка Горемыка. Кто был во главе каравана и буксировал эту вереницу барж сейчас  сказать не могу – не помню. Транспортировка прошла как то незаметно. Народу много - как в стихотворении “Стрекоза и Муравей” – шутки, резвость всякий час, веселье. На корме была будочка – каюта для шкипера – над ней румпель (рычаг для управления рулём). Шкипер иногда разрешал подержаться за румпель (поуправлять  баржой). Это было для всякого пацана верх мечтаний.  Была и одна неприятность. В носовой части баржи находился туалет – он лежал на палубе в опрокинутом состоянии. Когда надо было его поднимали в вертикальное  положение и он на цепях зависал над гладью озера. Был такой прикол: если кому-то сильно приспичило и он заходил в туалет, шутники тут же его опрокидывали на палубу. Страдалец оказывался в этом заведении запертым как в собачьей будке до тех пор пока над ним потешались. По этой причине туалетом старались не пользоваться -  терпели.

Стр. 2

Ближе к вечеру на траверсе появилось устье речки Слюдянка. Пришвартовавшись к правому песчаному берегу выгрузились из баржи и разбежались врассыпную по близлежащему лесочку избавиться, ввиду долгого терпения, от накопившейся нужды. Старшие товарищи (а было их двое бригадиров Саня и Миша – парни по 17 лет) наладили, тем временем, заранее приготовленные на берегу мостки. И началась работа. На берегу были выложены поленницы, заготовленных зимой дров. Поленья были  тяжёлые – чурка разрублена на две – четыре части. Некоторые “полешки” даже для взрослого человека были  непреподъёмные, что уж говорить о детях. Вырубив по два батожка длиной примерно метра два – три вместо носилок , разбившись на пары, взялись за работу. Укладывали поперёк батожков с поленницы по три - четыре “полешка” и по мосткам - к барже. Сваливали груз и обратно без остановки, сновали туда – обратно, как муравьи. Поскольку народу было много к полуночи все три баржи были  загружены. К этому времени пальцы рук уже не разгибались и не сгибались. Так и оставались скрюченными, а ладошки покрылись водяными мозолями.

После полуночи  импровизированный караван “PQ – cлюдянка” с бесценным грузом (тепло для больных) двинулся в обратный путь. Работникам было уже не до шуток, умостившись кто где – крепко спали. Утром, причалив баржу к пирсу, выгрузили, с грехом пополам, одну баржу на пирс. Этот способ выгрузки оказался неэффективным – поскольку сил не хватало далеко забросить полено оно скатывалось обратно в баржу. Следующую баржу выгружали на берег. Сначала соорудили боновое заграждение – выбрасывали поленья прямо в воду, а уж потом из воды на берег и на телегу. Стало легче. Но опять же незадача. Поленья в песке – подушечки пальцев, как наждаком, стирались до крови. Разгрузив баржи разошлись по домам. На следующий рейс мама сшила нечто вроде хомута – на плечи и на шею, чтобы носилки удерживались не за счёт пальцев рук, а за счёт плеч и снабдила рукавичками для предохранения рук. Стало намного легче с погрузкой – выгрузкой баржи. Как помню всего было три рейса. Сколько по времени эта работа продолжалась тоже не могу сказать. Какой был алгоритм рейсов не помню. Времени прошло немало – целая жизнь. Помню окончание этой истории – выдачу заработной платы. Через какое-то время, после окончания работы, было объявлено прибыть за получением заработанных денег. Выдавал зарплату один из бригадиров в кассе  на пристани. В кассе – где обычно продавали билеты на пароход. Заработал я, оказывается, 1рубль 40копеек, что и получил наличными из рук в руки – без всяких ведомостей. Мало это или много даже в голову не приходило. Главное заработал. Сейчас  очевидно, что бюджетные денежки, выделенные на доставку дров для больницы, “распилили” между собой Бадмаич с бригадирами. Идя  домой с заработанными деньгами зашёл в магазин и купил килограмм “подушечек” – конфетки такие были. Угостил домашних. Они рады угощению. Я рад, что  работа закончилась. Родители рады, что делом был занят.

Вот такая история  с трудовым воспитанием. Как мне помнится было это в 1954 году. Было мне 12 лет. Всем остальным работникам в этих же временных рамках по 12 -14 лет.

Если кого то заинтересует подробная история и судьба кораблей мной названных – это есть в интернете. Судьба же каравана печальна. Через много лет, приезжая в отпуск, видел в устье Кичеры (там где сейчас стоит стелла) обломки деревянной баржи  и ржавые останки железного плашкоута  и катера (возможно того самого буксира) засыпанные песком.

 Дагары (о добрых самодостаточных людях)

Дагары – самый северо-восточный угол Байкала.До конца XVII века в архивных докумен-тах Дагары фигурируют как единственное жилое место на северной оконечности Байкала. В этой бухте в 1646 году был заложен первый на Байкале острог – укреплённый форт русских.

 Песчаные дюны, поросшие кедровым стлаником и карликовой берёзой, широкий водный простор. Два века назад здесь кипела рыбачья жизнь. А теперь – это дом для сотен видов птиц. Здесь гнездятся утки, лебеди, прилетают орлан - белохвост и скопа. Туристы сюда едут, чтобы понаблюдать за птицами в дикой природе. А еще  порыбачить! Рыбалка здесь хороша и летом, и зимой.

Самое раннее современное упоминание  о Дагарах я на-шёл в интернете за 1962 год. Вот как описываются пу-тешественниками Дагары того периода: “В Дагарах – рыбозасольный и рыбоприёмный пункты; у причала стояла баржа “Волна”, в которую  погружали бочки с омулем са-мого лучшего  засола. Отсюда катер “Смелый” поведёт баржу в Танхой или в Мысовую (к железной дороге).Знаменитый байкальский омуль – гор-дость и богатство Байкала. Выходец из Ледовитого океана, он появился здесь сравнительно недавно, всего…. двести тысяч лет назад, и прижился в глубинных водах Байкала.Мне приходилось есть омуля, пойманного на побережье Ледовитого океана, в Карском море, но по своим вкусовым ка-чествам он никак не может сравниться со своим пресноводным собра-том - байкальским омулем, розовато–белым, нежным, жирным.”Лисовский К.Л. Новосибирск. 1962 г.

Я же хочу описать Дагары немножко более раннего периода, а именно 1956 года. А вместе с тем и тех замечательных людей с которыми мне  посчастливилось там  поработать.

После успешного окончания 8-го класса отец думал куда бы пристроить отрока на лето, чтобы была польза для него и для семьи ( в семье уже было шестеро детей, намечался седьмой). До сенокосной поры было ещё полтора месяца. Как раз в это время  Куликов Иван Иванович организовывал семейную рыболовецкую бригаду от  колхоза имени Ленина, правление которого находилось в посёлке Душкачан.  В бригаду входили сам Иван Иванович, его жена Мария Ивановна, дети Анатолий -1940 года, Михаил – 1941 года, Виталька – малолетний,  две старенькие тётушки  (чьи не знаю, одну звали тётя Ага – вторую не помню как – тоже какое то старообрядческое имя). В общем вся семья. Для полноценной бригады людей не хватало. Приняли  в бригаду меня (мне было уже 14 лет) и ещё одного подростка Татарникова Лёню,  тоже с нашего улуса –Новостройки. Бригаду снабдили колхозным инвен-тарём – соровым  неводом. Длина 130 метров , столб – 3 метра, спусков ( это такие канаты за которые невод тянут к берегу после замёта) приблизительно метров 200 – 250.

Лодка (подъездок)  была у Куликовых своя. Рыбачить нам предстояло в местности Дагары. Лодки по типу подразделялись следующим образом: стружок долблёный из цельного ствола дерева или с одной - двумя набойками; подъездок (как на картинке или чуть поболее); палубная (среднее между подъездком и баркасом); баркас (гребное грузовое судно  для перевозки разных тяжестей) – использовалось бригадами с закидным морским неводом; мотодора — просторная, крепкая лодка с широким корпусом, ти-па морской шлюпки,  оснащена 20-сильным дизельным двигателем (заменила позднее гребной баркас в неводных бригадах).

 4-х весёльная лодка–подъездок      Рано утром разместились на попутном катере (фелюге) взяли на буксир подъездок с инвентарём и запасом продуктов на первое время  и отбыли к месту работы, т.е. к  устью Верхней Ангары (в Дагары). Куликовы до переселения в Нижнеангарск проживали в Дагарах (видимо  ещё в довоенное время, точно не знаю), у них там оставался дом, в котором и разместилась вся бригада. Дом был ещё довольно крепкий и у меня осталось с тех времён такое ощущение  будто он круглый. Видимо был 5-стенный. Как там все размес-тились сейчас не могу сказать. Но разместились. Дом стоял на небольшой возвышенности напротив стрелки (место где протока Ангаракан впадала в Верхнюю Ангару). Дальше по берегу протоки располагался ЛАБАЗ (рыбоприёмный  пункт, чан с тузлуком для засолки и ледник) с небольшим причалом. Там работали две девчонки лет 17-ти: Окунева Галя и Абрамова Нелли – тоже с Новостройки–соседки по улице, там же в лабазе они и жили. А ещё дальше глинобитный дом  на две половины. Там жили отец и сын Каретниковы. Сын Пётр был пекарем ( выпекал хлеб для всех рыбаков ближайшего побережья). Пекарня находилась тут же в его половине дома. Отец Иван Каретников был “свободным”  охотником. Ставил петли на медведей. За то время пока мы там рыбачили поймал 3-х медведей. Удивительно как они его не поймали. У него была гладкоствольная берданка (фроловка – переделанное из боевой винтовки ружьё – по имени конструктора П.Н.Фролова). Какого калибра неизвестно, но известно какие были пули. Он их изготавливал сам. Плавил свинец, получал круглую колбаску, затем рубил её на части. Получались пули –жаканы, только они были не круглые, как положено, а цилиндрические. Когда медведь попадался в петлю Иван приступал к его умервщлению (именно так). Плоские пули только пробивали шкуру и не более. Выстрелив таким образом множество раз (1 медведь-17 пуль, 2-ой медведь -21 пуля и 3-ий медведь – 11 пуль) – бедное животное просто истекало кровью, теряло сознание  после чего Иван добивал его ножом. Вот такая охота. На одной такой охоте мы присутствовали всей бригадой – случайно.  Возвращались с рыбалки, услышали выстрелы. Пристали.  Метрах в 100-150 в дюнах охотник добивал свою жертву. Медведь в петле из стального тросика, закреплённой к корням стланика (шея практически уже  без шерсти - повытерло стальной петлёй). Охотник буквально в нескольких метрах истязает животное, стреляя раз за разом без всякого эффекта. Мишка на задних лапах срывает верхушки стланика и бросает в ненавистного истязателя. Как сказал бы известный персонаж «Картина маслом». До сих пор стоит перед глазами Мишка на задних лапах  с бессильной злобой в глазах. Можно себе представить что было бы вырвись Миша из этой петли. В конце концов Иван Мишку прирезал.  Связали лапы, по-могли донести до лодки и доставить к дому Каретниковых, где с него сняли дырявую шкуру, мясо раздали желающим. И мне досталось кг. два  медвежатины. Домой привёз, мама свари-ла, но есть желающих не нашлось. Доели мы её после с братом Павликом  на покосе.

Протока Ангаракан отделялась от основного русла  выше по течению и сделав полукруг впадала в Верхнюю Ангару у самого устья. Между протокой и основным руслом прости-ралась обширная область болот и разных озёр – крупных, средних, мелких, соединённых между собой протоками и проточками. Типичный сор. Эти озёра и были нашим рабочим местом. С утра позавтракав, чем бог послал, набирали в подъездок невод и отправлялись вверх по течению. Достигнув одной из проток (их было несколько) забирались в глубь сора. Облюбовав заливчик замётывали невод. На пяте (место откуда начинается замёт)  оставался Иван Иванович  с одной рукой и одним из пацанов. Двое вымётывали невод (один на верхах, один на низах).  Верхи – это где поплавки.  Низы – это где грузила. Толик всегда оставался на вёслах. На прибеге (место где замёт заканчивался) два пацана высаживались, а Толик на лодке направлялся к середине невода - там где была мотня. За мотнёй надо было следить, чтобы не попала какая коряга, не запуталась  и т.п.. Синхронно на пяте и на прибеге начинали выбирать спуска а потом и полотно невода. Рыба в итоге попадала в мотню откуда её переселяли в лодку, сачком и просто руками. За притонение попадалось по разному –килограмм 50 – 100, а то и вовсе ничего. За день делали 3 – 4 замёта, набиралось от половины до полутора центнеров, редко три. Закончив работу спускались обратно вниз по течению протоки и сдавали рыбу девчонкам в лабаз. Предварительно сортировали: щука, окунь, сорога,  язь каждый вид отдельно. Взвешивали. Цена - была разная. От 60 до 120  руб. Вечерами делать было нечего. Лазили с пацанами по песчаным дюнам, которые начинались аккурат напротив фанзы Каретниковых. Однажды из песчаной дюны проглянул угол фанерного ящика. Разгребли песок – оказалось там сидел человек-мумия. Уже было не понять бурят или эвенк– высох весь. На нём оказался золотой крестик, значит православный. В кожаном чехле был на поясе охотничий нож. Крестик был уже потускневший, видимо немало времени просидел человек в этом ящике. При попытке отмыть его (естественно бессмысленной) Толик утопил его. Попытки отыскать его в илистом дне на глубине 2-х метров ни к чему не привели. Было и ещё одно интересное занятие. Между лабазом и домом Каретниковых находилось старое кладбище. Когда то оно находилось на возвышенности, но поскольку кругом песок - со временем его разнесло по окрестностям, возвышенность сравнялась а на поверхность вынесло кости захороненных когда то там людей. Черепа, челюсти, конечности. Они были совершенно белые, стерильные и совсем не страшные. Вот мы и забавлялись, прости господи, пугая друг друга этими останками – ума то ещё не было. По воскресеньям  был выходной. В этот день мы вывозили невод на “лопатки” (справа и слева от основного русла мелководье) и там промывали от болотной тины и травы накопившейся в неводе за неделю. Глубина – небольшая, от полуметра до метра с небольшим, вода тёплая. Одно удовольствие – побродить на мелководье. Возле берега небольшие лагуны, отделённые от моря намытыми полосками песка. В лагунах плавают уточки  с выводком утят. Мы не очень разбирались в утиных породах, но ребята говорили что с выводком это гоголь. Нам было всё равно. Красиво. А главное они совсем не боялись людей. Плавали себе будто вокруг никого и нет - непуганые.             Прополоскав невод, делали небольшой замёт тут же на лопатках. Попадалось штук 20-30 молодых сигов (сижков). Вечером хозяйки часть засаливали, а мы по сижку зажаривали на рожне. Уплетая за обе щёки вкуснейшую рыбёшку возле костра слушали рассказы Ивана Ивановича о войне. Свежа ещё была память о ней. Иван Иванович был разведчиком и рассказывал как они брали “языков”. У Иван Ивановича не было правой руки. Вместо неё в рукаве обрубок сантиметров 10. И когда он волновался, вспоминая военные  эпизоды, обру-бок ходил вверх-вниз в рукаве, как будто там на самом деле была рука. Фантомная память. Несмотря на это Иван Иванович хорошо управлялся одной левой рукой. Скручивал цигарку, зажигал. Управлялся с топором одной левой рукой. Косил сено, зажимая косовище под мышку. В общем делал всё что было нужно по хозяйству. В послевоенное время много было людей на костылях, деревянных протезах, совсем без ног на  тележках. Я наблюдал их  и в Нижнеангарске и после в Улан-Удэ.  Несмотря на инвалидность все были заняты каким либо полезным делом. Отстояв Отечество в боях с лютым врагом  они в короткие сроки отстроили разрушенную страну. Мужественные скромные  люди, на государство не очень уповали и немного от него хотели, надеялись больше на себя. При этом не забывали и о демографии. Восстанавливали поредевшее за время войны население. Виталька у Ивана Ивановича и Марьи Ивановны был послевоенного “производства”. Марья Ивановна работала в больнице сестрой акушеркой. Наверное половина ребятишек тех годов побывали в её руках, прежде чем издали первый крик и вдохнули первый глоток воздуха. Помню их дом. Чисто, прибрано и в доме и во дворе, чувствовалось что здесь есть и хозяин и хозяйка. Жаль только, что горе их постигло тоже великое. Толик был крепкий парень, спортивный. После окончания школы выучился на киномеханика. Возвращаясь из села Холодного на лодке по Кичере после показа фильма – решил искупаться. Нырнул и не вынырнул. Не нашли  до сих пор.

Наслаждаясь  этой красотой. Любуясь выводками утят, песчаными дюнами, синим морем, голубым небом мы даже и не подозревали, что скоро всё изменится. И что в недрах правите-льственных кабинетов готовится тотальное наступление на всю эту красоту и озеро Байкал.

 16 ноября 1955 г.Министерством электростанций был утвер-ждён проект строительства Иркутской ГЭС. 10 июля 1956 г. была перекрыта Ангара, а 28 декабря 1956 поставлен под на-грузку первый гидроагрегат. В 1958 г. строители досрочно ввели в эксплуатацию последние два агрегата и Иркутская ГЭС заработала на полную проектную мощность.Иркутское водохранилище затопило участок Ангары от истока до створа Иркутской ГЭС, а также повысило уровень Байкала, по разным данным, на 0,8—1,2 м.Великое озеро стало главной

    Перекрытие русла Ангары          регулирующей частью Иркутского водохранилища.

Дешёвая электроэнергия ГЭС дала толчок развитию про-мышленности  региона, в том числе энергоёмких производств, таких как Иркутский алюминиевый завод, перевод переваль-ного  участка ВСЖД Иркутск  - Слюдянка на электрическую тягу. Была построена ЛЭП-110 Ангарск-Слюдянка с понижа-юще-преобразовательными подстанциями (для электровозов постоянного тока) в Иркутске-2, Гончарово, Большом Луге, Подкаменной Андриановской, Слюдянке-2.

      Иркутская ГЭС сегодня     Электрифика­ция трассы Иркутск — Слюдянка, имеющей сложный горный профиль и высокую грузонапряженность имела особое значение. Этот участок был сдан в эксплуата­цию в начале 1950-х гг. взамен выбывшего Кругобайкальского. Первый электровоз прошёл на участке Кая – Большой Луг 19 ноября 1955 года.

Железнодорожная стройка № 12 Иркутск-Слюдянка протяжённостью 130 км сооружалась 17 лет (1939-1956), включая электрификацию. Строительство этого важнейшего страте-гического объекта делится на два периода: военный и послевоенный. Особенно тяжёлым был военный период строительства. Страна испытывала огромные трудности в трудовых и материальных ресурсах и вынуждена была прибегать к административным и даже репрессивным мерам, системе принуждения.

Бродя по мелководью в устье Верхней Ангары, любуясь гоголятами с мамой уткой мы, конечно, ничего этого не знали. Однако последствия этой стройки сказались буквально через год – два, когда начался подъём уровня Байкала до проектных отметок. Изменилась конфи-гурация соров (их на Байкале не один Верхне-Ангарский), уплыли кувшинки-лилии вместе с торфяными островами. Чуть было не потеряли популяцию байкальского омуля и ещё немало разных бед приключилось (затопило или унесло огороды,  покосы местных жителей и т.д.) В общем нарушилась полностью экология этого благодатного края. Последствия этого решения мы наблюдаем и сейчас. Байкал мелеет. Приток воды по разным причинам снижается, а сброс через плотину Иркутской ГЭС остаётся постоянным. Должна работать не только Иркутская, а весь Ангарский каскад ГЭС (их четыре: Иркутская, Братская, Усть-илимская, Богучанская ). В полной мере сказывается философский закон детерминизма (всеобщей связи вещей и явлений) если кто не знает. Потеряли красоту – приобрели материальные блага.

В середине июля начинался сенокос. На попутной фелюге мы отправились в обратный путь в Нижнеангарск. Мы с Лёней окончательно покидали Дагары. Куликовы пополнить запасы (сено они косили там же  по Верхней Ангаре). За время рыбалки соскучились по дому. С радостью смотрели на приближающуюся полоску Лысой горы и контуры домов. Удалось даже по очереди постоять за штурвалом корабля. Почувствовать себя капитаном «Лайнера».

ФЕЛЮГА моторная рыбацкая лодка на Черном и Азовском морях.

По прибытии загоревший, возмужавший отрок помогал отцу с сено-косом как обычно. Ещё и привёз в подарок той самой медвежатины и омуля дагарского  (круглого в тузлуке) посола (подарок девушек приёмщиц). В январе месяце получили зарплату. Заработал 41 рубль за месяц с небольшим. Неплохо. Зато сколько впечатлений.

В 2016 году исполняется 370 лет, когда на северной оконечности Байкала (в местности Дагары) был заложен первый на Байкале острог - укреплённый форт русских.

 -Куликов Иван Иванович 1906 года рождения. Призван в РККА Северо-Байкальским РВК в августе 1941 года. Боевой путь прошел в стрелковой Сибирской дивизии. Принимал участие в боевых действиях под Москвой и на Курской дуге. Служил в полковой разведке.Тяжелое ранение в конце 1942 года: полная травматическая ампутация правой руки, пулевое ранение ног и челюсти. 7 месяцев лечился в госпиталях. Вернулся домой в июле 1943 года. Умер 14 февраля 1987 года в п. Нижнеангарск.

Культура

Сразу замечу, что в нашем городе культура, в её традиционном понимании, находится на достойном уровне. Желание поговорить о культуре зрело уже давно, а сейчас, когда о культуре заговорил ПРЕЗИДЕНТ, как раз пришло время. Понятие «культура» - всеобъемлющее. Оно объединяет весь спектр жизнедеятельности человека и общества. Есть много разных культур: материальная, духовная, музыкальная, театральная, политическая, культура общения, поведения и т.д.. Какую сферу деятельности ни возьми везде должна быть определённая культура. Причём каждый мыслитель по своему развивал эту тему. Если вникать во все нюансы голову сломишь и запутаешься окончательно. Изначальный смысл слова culturaна латинском языке  обозначает – возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание. Такое определение содержится в российской гуманитарной энциклопедии.  Об этой культуре и пойдёт речь, а именно о воспитании и почитании. Умные люди говорят, что воспитание начинается с момента рождения челове-ка и даже в утробе матери. Что было в утробе мамы не помню. Смутно помню как я пошёл в школу и думаю, что с этого времени и началось воспитание культуры и культурой.

В первый класс Нижнеангарской начальной школы меня записали в шесть с половиной лет. Записывал   директор школы Козлов Николай Дмитриевич. Стояли с отцом во дворе дома. Николай Дмитриевич спрашивал есть ли в доме ученики. Отец отвечал, показывая на меня, “есть  один, да по годам не подходит  “. “Ладно запишем - если что отчислим на следующий год пойдёт” сказал Николай Дмитриевич. Так я пошёл в первый класс. Первое время действительно у меня учёба не ладилась – одни единицы да двойки. Кто был учитель не помню. Со второй половины года учителем стал Николай Дмитриевич. Он и преподал первый урок культуры – терпение. Дело в том, что в силу характера Николаша, то есть я, не мог мгновенно реагировать на вопросы учителя. Мне надо было сначала обдумать, взвесить ответ и только потом выдавать на гора (как говорят в таких случаях – силён был задним умом). Николай Дмитриевич понял эту особенность моего характера и всегда, вместе с классом,  ждал минуту другую  когда я соберусь с мыслями. И учёба пошла. Остались в прошлом единицы и двойки - вперёд вырвались оценки - четыре и пять.  Начальную школу я закончил с похвальной грамотой. Воспитание  осуществлялось также на уроках пения. Какие песни пели? Не очень помню, наверное, патриотические. Хорошо помню две (лирические - патриотические)Вижу чудное приволье, вижу нивы и поля. Это русское раздолье, это русская земля!”  и  “То берёзка,   то рябина, куст ракиты над рекой. Край родной навек любимый, где найдёшь ещё такой ”. Эти мелодии продолжают звучать  в сердце и душе на протяжении всей моей жизни. 

Это были первые уроки КУЛЬТУРЫ (воспитание терпения  и любви к отечеству).

Воспитание продолжалось уже в Нижнеангарской средней школе, куда я поступил в 1952 году в 5-ый класс. 5-ый класс был как бы ознакомительный. В пятые классы пришли дети с двух начальных школ (с новостройки и ещё одна начальная школа была в районе пристани).  Ничего примечательного за этот год не помню.  Разве что весной (5 марта 1953 года) умер Иосиф Виссарионович Сталин и мы  всей школой, во дворе, вместе со всей страной скорбили об этой потере. За шестой класс не помню ни одного учителя, хотя были уже предметники. Помню только Поликевич Клавдию Николаевну. Она вела у нас уроки рисования (дочка её Инна  училась в нашем же классе - была очень красивая девочка). В 1953 г.  под редакцией Самуила Маршака в русском переводе вышла сказка итальянского писателя Джованни Родари  «Приключения Чиполлино». Клавдия Николаевна личность исключительно творческая не могла пройти мимо этого события и немедленно взялась за постановку спектакля по этому произведению. Артистами стали ученики нашего 6-го класса.

Стр. 1

  Чиполлино — шустрый и смышленый мальчик Луковка, герой сказки Родари, где все персонажи — овощи или фрукты: кум Тыква, сапожник Виноградинка, адвокат Горошек, девочка Редиска и мальчик Вишенка, профессор музыки Груша, старый Чиполла — с многочисленными детьми-луковками и др.

Отца Чиполлу и всю бедняцкую огородную братию упрятал в тюрьму злодей Помидор по приказу принца Лимона. Чиполлино находит себе верных друзей (ловкую девочку Редиску, доброго и умного мальчика Вишенку) и с их помощью освобождает из тюрьмы отца и других узников. С криком «Долой принца Лимона!» вся овощная деревня загоняет в темницу своих мучителей и дармоедов Помидора, Лимона и Вишен, а замок злых графинь превращает в веселый Дворец детей, куда огородные малыши ходят играть и учиться.

Декорации и костюмы изготавливали сами под руководством Клавдии Николаевны. Мне досталась роль молчаливого солдата Лимошки. С помощью папаши изготовил огромный меч  с угрожающими зазубринами. Обернул серебряной бумагой. Шлем и кольчугу - тоже блестящие. И молчаливо стоял на страже  у входа  во дворец . Ре-петиции начинались ближе к вечеру в пристанской начальной школе, где и жила Клавдия Николаевна. Приходилось после школы, придя домой, опять бежать с новостройки до при-стани на каждую репетицию. Но ничего - ноги молодые. Спектакль представляли в доме культуры. Всех наградили призами. Мне достался альбом для рисования - очень солидный, с коричневыми пухлыми твёрдыми корочками. Я стал в него срисовывать картинки с учебника Родной Речи (зайчик под ёлочкой, мишка на дереве и так далее). Получалось неплохо. Чуть было не стал художником. Только альбом, сдав однажды на проверку, обратно не получил. Видимо понравились рисунки или маме или дочке Инне.

 Мальчик -  “Луковка” также преподал нам  урок: социальной справедливости, добра и зла.

В 8-ом классе мы ставили военную пьесу. На сцене была импровизированная землянка с накатом из бумажных брёвен. Что то изображали командиры в плащ-палатках, солдаты с деревянными автоматами, медсёстры с зелёными сумками и красными крестами на сумках и рукавах. Мундиры были настоящие.  Лично мне одолжил солдатскую форму Аркаша Филиппов, который только  что демобилизовался из армии.

В 10-м классе под руководством классного руководителя Чернышовой Екатерины Васильевны осуществили постановку одного акта из пьесы  М.Горького «На дне».

Действие пьесы происходит в ночлежном доме. Населяют его опустившиеся люди: бедняки, воры, проститутки, чернорабочие. Некоторые отчаянно пытаются выбраться, другие опускают руки. Отношения между ними сложные, постоянно вспыхивают склоки. В разгар пьянок и скандалов в ночлежке появляется странник Лука. Лука - философ. Лука и шулер Сатин спорят о смысле жизни. Лука провоцирует Сатина на его монолог о Человеке. Человек, должен не отчаиваться, а, напротив, почувст-вовать свою ценность: «Человек — это звучит гордо!».

В этой пьесе  довелось играть роль“ Клеща”. Слесаря, потерявшего работу. Сидел  на нарах в лохмотьях и играл на гармошке «Подгорную». В то время ещё играл чуть чуть. К выпу-скному вечеру репетировали «Прощальный вальс»  из кинофильма 1954 г. « Дочь степей» казахского режиссёра Шакена Айманова (слова нашёл в интернете - музыку нет. Жаль).

Так семья (трудом) и школа воспитали из нас «совков». Преданных христианским ценно-стям и моральному кодексу строителя коммунизма людей.  К добру это или к худу ?

Те постановки, которые осуществляют в настоящее время некоторые либеральные театра-льные  деятели  (любители свободы без границ), включая современные  интерпретации классических произведений, на их взгляд авангардные,  никак нельзя назвать культурой в том её изначальном смысле. А уж телевизионные дебаты (шоу) которые мы видим на ТВ-экранах, тем более, не похожи на культурное общение цивилизованных людей. Ладно бы “заграница”, а то ведь и наши родные там же. Кстати, сразу видно кто из них вышел из “совков”  (более   терпеливые), а кто из перестроечных либеральных времён (крикуны).  Но это только моё личное мнение, как представителя “совковой” цивилизации.                                                              Николай Байчурин        6 декабря 2016 года.Стр. 2  Кстати похвальную грамоту за 4-ый класс мне вручал Козлов Николай Дмитриевич.А почётный диплом в честь 40-летия начала строительства Байкало-Амурской магистрали в 2014 году мне дедушке вручал Козлов Сергей Юрьевич – правнук Николая Дмитриевича.Поистине  - земля круглая, а жизнь непредсказуемая штука.Николая Дмитриевича последний раз видел в июле 1975 года. После защиты диплома в ВСТИ сдавал учебники в библиотеке института и там столкнулся с Николаем Дмитриевичем. Он пришёл навестить свою дочку Риту, которая работала в институтской библиотеке. Он меня конечно не узнал, как никак прошло 23 года после 4-го класса. Поговорили совсем немного времени. Чтобы не попутали «прощальный вальс» коих много разных авторов отправляю текст того о котором идёт речь в моём рассказе: Прощальный вальсИз к/картины «Дочь степей» 1954 г.  Музыка Е. Брусиловского, слова Д. Снегина  У окна шумит над клёнамиВетер гулевой. Мне аллеями зелёнымиНе бродить с тобой.Клёны, ветер быстрокрылыйИ тебя я полюбила, Дивный город, разговоры,  Вечер голубой. Расстаются и встречаются  Юные сердца.И черты не забываются   Милого лица.Я желаю в этот вечер  Всем друзьям заветной встречи.Пусть студенческая дружба  Длится без конца! Наступает час прощанья  За окном заря, Наши сбудутся желанья,  В добрый путь, друзья! Перед нами в мир дорога. За студенческим порогом Неизведанные дали,  Степи и моря. Екатерина Васильевна Чернышова в 1955 году приехала в Нижнеангарск после окончания Воронежского пединститута (преподаватель русского языка и литературы и наш классный руководитель) и привезла эту песню. Я почему то всегда думал, что это их студенческая песня. А когда начал искать в интернете оказалось, что это вальс из кинофильма. Только через 60 лет докопался до истины. Пытался найти что-нибудь о судьбе нашей замечательной классной. Ничего нет. И тоже печально и горько.  Слышал краем  уха,  что судьба у неё  не очень сложилась. Что поделаешь –жизнь.Шангина Екатерина Васильевна

Шангина Екатерина Васильевна родилась 9 декабря 1931 года в селе Нижняя Ведуга Семилукского района Воронежской области. Окончила Нижневедугскую среднюю школу и в 1949 году поступила в Воронежский государственный педагогический институт. По распределению поехала работать в поселок Нижний Ангарок Бурятской ССР, где проработала учителем русского языка и литературы 6 лет. В 1960 году приехала в Семилукский район, получила назначение в Староольшанскую школу учителем русского языка и литературы, но, проработав всего несколько месяцев, перевелась с родную школу. Работала учителем русского языка и литературы.В 1968 году была назначена директором Нижневедугской средней школы, проработала в этой должности до 1985 года. В 1986 году официально ушла на заслуженный отдых, но со школой не расставалась еще долгое время, работая учителем-словесником. Ученики Екатерины Васильевны очень тепло отзываются о ней, говорят, что была она учителем очень строгим, но справедливым, предмет знала в совершенстве, могла долгими часами читать наизусть отрывки из «Войны и мира», «Поднятой целины», «Как закалялась сталь» Н. Островского, любила Владимира Маяковского и А.С. Пушкина. Многие ученики Екатерины Васильевны связали свою судьбу с педагогикой. Среди них Чернышова Тамара – учитель математики, Маковская Людмила – учитель английского языка, Ушакова Нина – учитель истории, Ломакина Людмила – учитель математики и физики, Шунина Валя и Турбина Людмила – учителя русского языка и литературы.Екатерина Васильевна воспитала двух дочерей – Елену и Ирину, которые пошли по стопам своей мамы, став учителями математики и истории.Награждена многочисленными Почетными грамотами и Благодарностями районного, областного отделов народного образования, медалью «Ветеран труда».

Профессия (истоки)

С чего начать? Пожалуй начну с дат. 1958 год – окончил школу, 1961 год- окончил техникум, получил направление на работу в службу электрификации ВСЖД, 1975 год – окончил институт, 1996 год – почётный железнодорожник, 1999 год- заслуженный энергетик РФ.  А начинался путь к профессии энергетика намного раньше.  Электричество в посёлке Нижнеангарск появилось в 1959-60 годах после запуска на рыбозаводе электростанции на основе дизелей чехословацкого производства “Шкода”. Она должна была обеспечивать электроэнергией не только рыбозавод но и посёлки Нижнеангарск, Душкачан, Байкальское. Почему так думаю? По тому что приехав на каникулы летом 1959 года после окончания 3-го курса техникума (получив минимальные знания об электрике) занимался монтажом электропроводки в доме родителей. Посёлок готовился к приёму электроэнергии в дома Нижнеангарцев.  До этой поры дома освещались керосиновыми лампами разной модификации. У  нас в средней школе, помню, под потолком были закреплены мощные керосиновые лампы под названием “Молния”. Однако ранее, наверное летом 1955 года, точнее не могу сказать – не помню, в школе появился дизельгенераторный агрегат марки “Андижанец”.  Примерно такой  как на рисунке. С огромным маховиком. С запальной свечой, которую надо было предварительно нагреть прежде чем вручную запустить дизель, чтобы он заработал.

Тип двигателя дизель T-62-1 Номинальная мощность дизеля 9,6 кВт (13 л. с. ) Номинальная частота вращения дизеля 1200 об/мин Надежен, дуракоустойчив, правда шумноват. Работал сутками напролет, только вовремя солярку подливай...

Школа в ускоренном темпе готовилась к приёму  нового типа освещения – эле-ктрического. Перво – наперво под руко-водством Дубровского Павла Иосиповича (учителя машиноведения – был такой предмет) посредине школьного двора была выкопана землянка куда был помещён данный агрегат. После в этой землянке поочерёдно дежурили ученики для запуска и наблюдения за работой агрегата. Дизель запускался и включался рубильник с наступлением сумерек, а выключался в 12 часов ночи. Старшими назначались ученики старших классов, как правило 9-ых. Подмастерьями к ним приставлялись ученики более младших классов 8 – 7-ых .  За право подежурить шла нешуточная конкуренция. Главным механиком заправлял Катышев Вася – ученик 9-го класса. По этой специальности , как мне известно, он далее и продолжал свою профессиональную деятельность.

Одновременно, под руководством учителя физики Темникова Якова Васильевича, в помещениях  школы и интерната шёл монтаж электропроводки. Прокладка: проводов на роликах – вдоль стен и по потолку, монтаж электрических розеток, патронов. Всё это было необычно и очень интересно. Ученики работали с огромным азартом и энтузиазмом.

Здесь я должен прерваться, чтобы вспомнить очень хорошего человека и учителя – Дубровского П.И.  Павел Иосипович работал директором семилетней школы в посёлке Кумора 1938-1939 год. Когда начал работать в Нижнеангарской средней школе сведениями не располагаю. Знаю, что закончил школу военных техников - ШВТ (он сам об этом говорил). Это учебно-образовательное учреждение во время войны заканчивали многие. Математику он у нас преподавал , как мне помнится, с 8-го класса. Павел Иосипович могучий, как нам казалось тогда, добродушный человек большими шагами ходил от двери к окну и обратно  и повторял “кто не хочет учиться пусть берёт долбило(пешня), норило (жердь при помощи которой от лунки к лунке протягивали сеть) и идёт помогать рыбакам”. Как раз напротив окна рыбацкая сетевая бригада  на льду Байкала долбила лунки и большую полынью для постановки сетей. Ни о какой механизации тогда не было и речи. В старших классах учебный материал по математике был уже достаточной сложности, так что Павел Осипович сам иногда не справлялся с решением задач. Не считал зазорным обращаться за помощью к ученикам. Благо у нас были достаточно сильные ученики и ученицы (например Перевалов Валера. Судьина Валентина, Петрова Галя). Позже в 9-ом классе преподавал машиноведение. В школу тогда завезли токарные станки (маленькие такие – как сейчас понимаю настольные) – около десятка. А руководство рыбозавода передало в распоряжение школы списанный автомобиль  ГАЗ-67 Б (виллис). Под руководством  Павла Иосиповича мы осваивали токарное дело и с азартом “курочили” (разбирали – собирали) и обкатывали по дороге на Душкачан презентованный школе виллис. Никаких прав, конечно, ни у кого не было,  но зато у нас был опытный водитель – Семушев Юра.

  Он на папином мотоцикле с коляской (единственном в посёлке) уже наловчился прилично управляться на дороге. Папа его Николай Алексеевич работал в то время пред-седателем поселкового совета. Опять же превратности жизни. Прошло более чем половина века, находясь на заслуженном отдыхе решил поискать своих одноклассников. И нашёл. Юра после окончания авиационного института в городе Харьков служил в 8-ом управлении (закрытая связь) КГБ СССР на Украине, а после развала СОЮЗА президентом Украинского государства Леонидом Макаровичем Кравчук был назначен начальником Главного управления правительственной связи СБУ Украины. Под его руководством была разработана система шифрованной связи правительства Украины. Фишка же в том, что я служил срочную службу в 8 отделе штаба КТОФ – шифровальщиком. Получается, что мы оба оказались причастны к шифрам и, следовательно, к государственным тайнам. Только Николай 3-года, а Юра – пожизненно. Сейчас Генерал-майор Семушев Юрий Николаевич также как и я на заслуженном отдыхе.

 Видимо позже Павла Осиповича окончательно отодвинули от преподавания математики и он вынужденно, уже в предпенсионном возрасте, поступил в педагогический институт в городе Улан-удэ. Об этом я узнал когда однажды, уже после окончания техникума, летел летом в отпуск в Нижнеангарск, встретил его в аэропорту Усть-Баргузин. Он летел в Улан-Удэ на сессию. В каком году это было не могу точно сказать,  но где то 1961-63 год.

Окончив благополучно 10 класс в 1958 году все ученики разлетелись кто куда, как поётся в песне, от Москвы до самых до окраин. Мне далеко было не улететь, ввиду скудости родительского бюджета. Купив палубный билет на пароход  “Комсомолец” за 3.50 р. - под присмотром соседа Суханова Ивана, приезжавшего в отпуск к родителям запастись рыбкой, я отбыл в город Улан-УДЭ. Там жила мамина сестра тётя Клава. О первом путешествии на палубе парохода сказать особенно нечего, кроме того, что ночью на палубе собачий холод при пронизывающем до костей ветерке. Все “палубники” ночью, как щенята грудились вокруг тёплой пароходной трубы. Кому не доставалось места ютились на корме, кутаясь в зачем то там находившийся брезент. Итак 2-е ночи. Характерно, что никто не пытался спуститься вниз во второй или третий класс, хотя никто и не препятствовал. Отлежаться ночь на полу можно было и там. Юра Семушев и Валера Перевалов убывали на этом же пароходе в каюте 2-го класса, а мне даже в голову не пришло переночевать у них в каюте. До такой степени, видимо, был законопослушный народ  в то время. Валера поступил в МИСИ (последнее письмо от него пришло мне из города Дубны, где он был на практике). После его следы затерялись. Где он теперь – не нашёл.

Прибыв в порт Танхой, перебазировали два чемодана Ивана Афанасьевича с омульком и мой фанерный чемоданчик с учебниками с парохода на железнодорожную тележку, стоявшую на подъездном пути к причалу. По этому пути перевезли свою поклажу  вместе с горой чемоданов других пассажиров к железнодорожной станции Танхой. И здесь вживую взору предстало чудо техники. Зелёный, пыхтящий, пышущий клубами пара паровоз ФД (Феликс Дзержинский) вместе с такими же зелёными вагонами. Приобретя билеты, к ночи нас с Иваном Афанасьевичем Феликс Дзержинский  благополучно доставил на станцию Улан-Удэ. Иван Афанасьевич работал кузнецом и жил в бараке на 5-ом участке ПВЗ (паровозо-вагонный завод). Поскольку на дворе была уже ночь, то он оставил меня ночевать у себя. А утром доставил меня к тётушке на улицу лейтенанта Шмидта. Тётушка немедленно приступила к определению меня в учебное заведение. Скажу кратко – побывали мы с ней в 4-х учебных заведениях: педагогическом институте, зооветеринарном институте, лесотехническом и кооперативном техникуме. Ни в одном из них я не нашёл для себя подходящей специальности. Тётя Клава устала со мной ездить по городу (я же города не знал), уговаривать меня и предлагать разные профессии. Осталось одно неохваченное учебное заведение – железнодорожный техникум. Туда я добирался самостоятельно (наверное пешком – прямиком по улице Мухина). Посмотрел на стенде специальности по которым идёт набор на учебу. Увидел - “электроснабжение и энергетическое хозяйство железных дорог”. Сразу вспомнил землянку с “Адижанцем”, розетки , патроны, проводку – понял ЭТО МОЁ. Подал документы, поступил, закончил техникум по этой специальности в феврале 1961 года. А далее до пенсии в 2001 году всё одно и то же – электричество. Чем закончилось сказал в самом начале.

Во время учёбы мы получали теоретические знания, которые давали общее развитие, но основные навыки для будущей работы по профессии, приобретались всё-таки в периоды прохождения производственной практики. У нас их было три.

Первая практика была в декабре 1959 года в Иркутском энергоучастке на постоянном токе. Распределили нас по разным ЭЧК (дистанция контактной сети) и тяговым подстанциям. Я проходил практику на ст. Подкаменная - на ЭЧК, где начальником ЭЧК был Кулаков Жорж Степанович, впоследствии начальник Иркутского энергоучастка. Практику проходили без предоставления рабочих мест, но тем не менее постоянно работали в бригадах, на перегонах. Спецодежду нам выдали, но с питанием была катастрофа. Уезжая на целый день на перегон с собой был кусок хлеба и плавленый сырок. По окончании практики получили первую квалификацию – электромонтёр контактной сети III группы допуска по технике безопасности.

Вторая практикав мае-июне 1960 года в электромонтажном поезде № 705 на ст. Куйтун. Шла электрификация участка от Тайшета до ст. Зима на переменном токе. Но здесь то же самое без рабочих мест, однако использовали нас на полную катушку. Монтажники отлынивали, а нас старались использовать как можно больше и на верховых работах тоже. Нам было интересно – мы не жаловались, хотя питались также скудно, зато практика была что надо. Проживали в вагоне – всего было нас 17 человек. Преподавателей с нами не было. Все вопросы решал староста группы -  Леонов Владимир Михайлович. После окончания техникума работал на ЛВРЗ. Руководил комсомольской организацией завода, города Улан-Удэ, партийной организацией железнодорожного района г.Улан-Удэ. Его организаторские способности были на высоком уровне, да и был он старше многих из нас и к тому времени уже женат.

Третья практика– преддипломная. В декабре 1960 года проходила на ст. Шуба. Было нас там три студента. Вспомнить особо нечего. Жили в домике жилого посёлка ЭЧК. Печка была развалившаяся, было холодно, спали в шубах, на перегонах уже не работали, изучали документацию, собирали материал для дипломного проекта. Новый 1961 год встречали там же в обстановке холода и голода. Стипендию нам к Новому году не успели подвезти.

Завершить повествование было бы логически правильно состоянием системы образования и профес-сиональной подготовки в современной России. Что я и сделаю. Выскажу своё мнение. В современной России совершенно уничтожена система подготовки рабочих кадров. Это главное.

ЕГЕ – об этом столько сказано, что и говорить не стоит. Утверждение о том, что талантливым ребятам

 Стр 3

 из провинции легче поступить в столичные ВУЗы лживо насквозь. Выпускники школ сейчас не выбирают профессию по душе, а мечутся, подавая документы сразу в несколько учебных заведений и идут туда куда примут. Не до жиру – быть бы живу. По окончании не могут найти себе работу.  Наконец, опять же, устраиваются туда куда примут и необязательно по приобретённой специальности.

Болонская система образования: двухуровниевая система высшего образования (бакалавр, магистр). 

                                                                 дипломы, признаваемые во всех странах.

Бакалавр: лицо, освоившее соответствующие образовательные программы высшего образования.

             диплом бакалавра - это диплом, подтверждающий успешное освоение второй ступени  

             высшего профессионального образования.

Магистр:  Степень магистра предусматривает более глубокое освоение теории  и подготовку студента

                   к  научно-исследовательской деятельности по выбранному  направлению.

Что-нибудь поняли из написанного? - я нет . Всё, что я понял из этой системы. Бакалавр - это недоучен-ный инженер.  Магистр – недоученный академик. А я недоученный дурак. Специалисты с  дипломами СССР работали во всех странах, учёные -  во всех лабораториях мира. У нас своя система была  не хуже.

                             26 июля 2016 года       Байчурин Николай.

 

П.И Дубровский - младший лейтенант, воевал на Калининском, Ленинградском фронтах. Участвовал в боях за Сталинград, освобождал Кенигсберг. Принимал участие в войне с Японией.

ДУБРОВСКИЙ ПАВЕЛ ИОСИФОВИЧ

Павел Иосифович родился 23 января 1914 г . в деревне Брозданы,  Шумятского района, Смоленской области, в крестьянской семье. Окончил рабфак при Ново - Зыбковском  пединституте в 1934 г, а в 1936 г. учительский институт г. Н-Зыбково  в Орловской области.

С 1936 года начал трудовую педагогическую  деятельность в с.Кумора. В 1938 году он женился. В 1938 -1939  г. до призыва в армию, был вторым директором школы с Кумора.

В 1939 году Павел Иосифович  призван в ряды Красной Армии.

В городе Чите окончил офицерскую школу, получил звание младший лейтенант.

                                           Боевой путь

-с  8. 1941 г - по 12.1941 г красноармеец 9-го  жел. дор. полка ЗАБВО.

-с 12. 1941 г - по 6.1942 г  связист 16 отд. вост. жел.дор. батальона.

- с 6.1942 г  по 7.1943 г - в  течении 1 года был  курсантом училища ВОСО в г. Ярославль.

- с 7.1943 г  по 8.1946 г  командир взвода 32 отд. востан. жел. дор.  батальона 25 бригады.

 с 8.1946 г по 1. 1947 г  командир взвода 30 -го отд. жел. дор. батальона.

Принимал участие в Великой Отечественной войне с 7.1943 по 9.1945 г., в должности командир плотнично - мостового взвода, в звании лейтенант.  Принимал участие в боевых действиях на Калининском, Ленинградском, Западном, 2-м Белорусском  фронтах, в боях за  Сталинград и Кенингсберг.

 В 1943 году был контужен и ранен в голову. После лечения в госпитале снова  продолжал боевой путь в действующей армии. Часть, в которой служил Павел Иосифович, в 1945 году была  переброшена на Восток, на войну с Японией. Часть заняла оборонительные позиции, но враг был разгромлен. Демобилизовался  он в 1947 году.

                                      НАГРАДЫ

  1. Сталинграда"
  2. Медаль " За победу над Японией"

После демобилизации вернулся в село Кумора. Умерла жена, оставив  ему двоих детей:  сына Валерия 1939 г.р. и дочь Тамару 1940 г.р. Помогали растить детей мать жены и родственники. Позднее  он переехал жить в Нижне -Ангарск и 24 года работал преподавателем математики в средней школе.

Скромный, невероятно умный человек, Павел Иосифович Дубровский, обучил не одно поколение детей Северо-Байкальского района, математике. Выпускники 50-х, 60-х помнят о нем.

Умер Павел Иосифович в  поселке Нижнеангарск  в 1971 году в возрасте 55 лет.

Счастливые люди

Создатель одарил человека , кроме физических, многими душевными или духовными чувствами: счастье – горе, радость – беда, удовлетворение – разочарование,  любовь – ненависть, верность – измена, преданность – предательство  и так далее. Но не каждому из людей удаётся за всю жизнь узнать и познать, хотя бы одно истинное данное богом чувство. Я это понял, когда испытал это лично и за всю долгую жизнь всего трижды (горе, разочарование  и предательство, причём в самых разных жизненных обстоятельствах и трагических и комических ). Как это было можно  бы и рассказать. Только долго. Придётся поверить на слово.

Часто в разных телевизионных шоу разные люди и звёзды, в том числе, отвечают на вопрос счастливы ли вы, как правило стандартно. Например Эдита Станиславовна в одной телепрограмме ответила, что у неё всё хорошо и она вполне счастлива, так как у её детей и внуков всё нормально квартира, дачка, любимая работа и так далее , т.е. всё у неё хорошо и она счастлива. Это стандарт. Так должно быть  у  всех  живущих на земле  людей. К великому сожалению это не так. Я думаю это не то чувство счастья которым нас одарил  создатель. Скорее это такое ложное текущее ощущение счастья, как и сама жизнь. Полоса белая, полоса чёрная. То все хорошо. То не очень. А то и совсем плохо.

А у одной счастливой пары так и совсем всё отлично. Замок посреди деревни Грязи, произведения искусства, золотой унитаз, умная опытная жена, молодой талантливый  муж, дети из пробирки, любимая работа. Куда уж лучше. Счастья через край. Но я думаю, что это не просто ложное счастье, а самое настоящее суррогатное счастье. Как и дети из пробирки. Дай им (этим ребятишкам) бог настоящего человеческого или, как сказал бы господин Проханов А.И., истинного божественного счастья.

В своей жизни я видел только четверых по настоящему счастливых людей. О чём и хочу рассказать. Как то в моей трудовой биографии теряется полугодовой период моей работы на строительстве БАМа. Как попал? Очень просто. Среднюю школу закончил в Нижнеангарске в 1958 году. В Нижнем у меня жили родители, братья и сёстры. Прибыл я на БАМ из города Нижнеудинск, где работал в участке энергоснабжения ВСЖД 16 лет после окончания железнодорожного техникума в городе Улан-Удэ. На БАМе я работал с  августа 1977 по март 1978 года электромехаником в энергоучастке на предприятии со странным названием КЭПРО (контора по эксплуатации прокату и ремонту оборудования – переименованным позже в управление механизации - УМ БТС)  управления строительства Бамтоннельстрой (УС БТС). Начальником энергоучастка был  толковый деятельный человек по фамилии Ходус Анатолий Павлович, прошедший к тому времени и Новую Землю и Землю Франца Иосифа. А на БАМ прибывший из Ленинградского метрополитена, с должности  помощника машиниста электропоезда. Где то в конце сентября - начале октября Анатолий Павлович даёт нам задание: поехать на восточный портал строящегося Байкальского тоннеля и оживить колёсный кран КС-5367 (кажется так, точно не помню).

Первый счастливый человек.Это хозяин этого механизма Максимыч – точнее Виктор Максимович. Фамилию не знаю и не знал. Мы – это я и водитель Зарубин Сергей Иннокентьевич. Транспортное средство - электротехническая лаборатория ЭТЛ-35 на базе автомобиля  ГАЗ-52. На ней установлен электроге-нератор, испытательный трансформатор и набор различных приборов для проверки электрооборудования. Крановщик Максимыч – не знаю где он работал раньше – этот дизельэлектрический кран в разобранном виде (платформа, стрела , колёса, кабина) доставил на барже со станции Култук до порта Курлы, затем до тоннеля практически по бездорожью, собрал все эти части на месте, но кран бездействовал, так как в электричестве он ничего не понимал, а кран работал на электричестве. Максимыч был в отчаянии и запросил помощи – вот нас и отправили на помощь. Но мы помощники тоже были не из тех кто разбирается в электрических схемах кранов и другой автодорожной техники. У нас профиль другой –  энергетик, и водитель. Прибыв на место, познакомились с Максимычем. Он нас познакомил с краном – в глазах была надежда и мольба. Было видно что он испытывает настоящие страдания глядя на эту обездвиженную, с таким трудом доставленную, и возрождённую махину. Мы же увидели кучу торчащих из разных углов проводов и куда их пристроить не знали. Но делать нечего -  задание надо выполнять. Хорошо, что Максимыч всю документацию доставил вместе с краном в целости и сохранности, в том числе и электрические схемы. Взялись за дело. Ночевали мы у моей сестрёнки, которая жила в щитовухе в комнате  12 кв. м. с маленьким сынишкой. Вечером расстилали схемы на полу, используя мои знания релейщика и Сергея радиомеханика (в армии служил по этой специальности), соображали куда присоединить тот или иной провод. Располагались на ночлег  заполночь тут же на полу,  прямо на этих  схемах. Наутро ехали на портал и присоединяли часть проводов которые уже догадывались где их место. И так 9 дней. Наконец все бесхозно торчащие провода были пристроены. Кран имел в своём составе дизельгенератор, но мог получать электропитание и от внешнего источника. Прокинули кабель – присоединили. Настал момент истины. Максимыч взялся за рычаги. Задвигались колёса, раздвигая сугробы снега, которого на портале к тому времени намело уже около метра, завращалась платформа, пошла стрела -  вверх вниз, груз то же самое. Опробовали ОГП (ограничитель грузоподъёмности) – работает. Кран ожил. Вот тогда я увидел по настоящему истинно счастливого рабочего  человека – крановщика Максимыча.Радости его не было предела. Да и мы тоже испытывали удовлетворение от сделанной работы. Разобраться в такой куче бесхозно торчащих проводов, не имея для этого специальных знаний, тоже было непросто.

На обратном пути исправили ОГП у гусеничного  крана американского производства, который монтировал железнодорожный мост через речку Тыя. И тоже простаивал из-за неисправности. Неисправность была вызвана преднамеренно некачественным монтажом при сборке электрического узла ОГП. Крановщик тоже был рад.

Второй счастливый человек.   Начальник аэропорта Северомуйск.

После возвращения с восточного портала водитель Сергей ушёл в отпуск, а меня Анатолий Павлович принял решение перебазировать в Северомуйск и познакомить с тамошним начальством и обстановкой. С разными приключениями и уже с другим (временным) водителем Парфентьевым Женей (кстати бывшим жителем уже несуществующей деревни Тыя) добрались сначала до Тоннельного, где отремонтировали неисправный транс-форматор, затем до Северомуйска. Представив меня тамошнему начальству  и познакомив с обязанностями Анатолий Павлович вместе с Женей отбыли обратно в Нижний, оставив мне лабораторию без водителя.  Я занимался своей непосредственной работой – испытывал вновь смонтированные трансформаторы и кАбели, выдавал протоколы. У меня водитель-ских прав не было, приходилось просить заказчика работ или, чаще, начальника участка Пийтер Юрия Михайловича доставить лабораторию и меня до объекта. Однажды пришла радиограмма с приказом отбыть мне в Нижнеангарск. Надо было включить в работу подстанцию напряжением 6 кВ на шахтном стволе Байкальского тоннеля. Вахтовка ходила в неделю раз-два и брали только отпускников и начальство на совещания в управление. Решил лететь самолётом. Аэровокзал и взлётная полоса находились над посёлком - на горе. Путь туда  по дороге в обход по серпантину – долгий. Я поднимался от посёлка прямо в гору среди зарослей молодых сосёнок и кустиков  голубики. Так продолжалось несколько дней – самолёт долетал до перевала и разворачивался назад - по погоде. Пассажиры возвращались в посёлок. Здание аэровокзала – деревянное, добротное. Одна беда не было света и освещения привокзальной территории, хотя линия и фонари были смонтированы. Для получения электроэнергии доставили передвижную электростанцию ПС-15 (двигатель от автомобиля “Волга” c генератором) у которой опять же во все стороны торчали провода и она, естественно, никакой энергии давать не могла. Начальник аэропорта (не знал и не знаю его ни имени ни фамилии), узнав что я электромеханик попросил меня восстановить эту электростанцию и пообещал - отправить первым же самолётом без очереди и без билета. Схем не было, но была табличка с электросхемой и стимул . Я взялся за дело. Провозившись полдня все провода  соединил по схеме. Запустили двигатель, включили рубильник. Фонари засветились, в здании освещение тоже заработало. Надо было видеть сколько радости было в глазах начальника аэропорта  - это был второй по настоящему счастливый человек которого я видел в жизни. Самолёт так и не прилетел, а меня забрали с собой главный инженер  Бессолов В.А. и Подзарей А.И - парторг УС БТС), которые проводили собрание с коллективом ТО-11. На шахтном стволе БТ мы были с Толей Вильсоном - другим электромехаником КЭПРО. Испытали и отладили 13 ячеек РУ-6 кВ и включили все фидера в работу. Дело в том, что подстанцию монтировал дядя Саша. Он ранее работал на Вилюйской ГЭС. Был специалистом по монтажу, а для наладки и испытаний нужен специалист узкого профиля, коим в то время я был один в КЭПРО.  Первичным источником энергии служила  передвижная электростанция, состоящая из двух  ПЭ-5 (дизель и генератор мощностью 1000 кВт и одной ПАЭС-2500 кВт педвижная автоматизированная элктростанция мощностью 2500 кВТ - списанная турбина  ИЛ-18 и генера-

                   ПЭ-5                                                  ПАЭС-2500                     тор напряжением  6 кВ).  От этой ПС питались  поселки  Гоуджекит, Гранитный, шахтный ствол,  котельная и   жилой посёлок на стволе.

Начальником аэропорта Северомуйск был Ястребов Николай Иванович (его фамилию мне сообщил Подзарей Анатолий Иванович по интернету 6 июня 2017 года, когда прочитал мой рассказ).

  Третий счасвтливый человек.  По возвращении с байкальского тоннеля после окончания работы на стволе я на попутке выбрался до своего постоянного места  пребывания в Северомуйск и продолжал заниматься испытаниями. Жил  в комнате в щитовом бараке с четырьмя другими бедолагами. В комнате 5 человек. Но это ещё по божески. Были и комнаты в которых жило по две семьи а к ним в довесок ещё и холостяк. Со мной жили машинисты из треста передвижных электростанций (посёлок обеспечивали энергией пере-движные электростанции – ПС-200, ПС-320, ПС-500). На третьем шахтном стволе стояла ПАЭС-2500. К тому времени по посёлку разошлись слухи, что вроде бы есть человек который кое что понимает в электрике – электромеханик из КЭПРО.  Ко мне стали приходить механизаторы: бульдозеристы, крановщики, экскаваторщики. У кого зарядки нет, у кого отопление не работает. Помогал – если мог.  Я же не по автодорожной технике специалист. Иногда надо было запчасти менять – у меня их не было.  К тому времени на третьем стволе уже было пройдено 30 метров, работали наши отечественные  компрессоры ДК-9. Выдавали воздуха 9 кубометров в час – этого объёма не хватало для работы пневматического инструмента.Доставили 3 компрессора американской фирмы “Ингерсол”, из 10 закупленных в США, выдающих в систему 50 кубов (6 уже работало на БТ). По габаритам этот компрессор превосходил наш ДК-9 незначительно, а по производительности заметно больше. Однажды пришёл ко мне молодой парень (где то моих годов) – компрессорщик. Попросил помочь. Он не мог запустить компрессор  (компрессора стояли в ангаре на третьем стволе три подряд друг за другом). Он, естественно, пытался запустить первый от входа. Сгорали предохранители подогрева. Компрессорщик был в отчаянии  - сжёг все запасные предохранители – безрезультатно. Ставить “жучки” – безумие. Цена этого компрессора – заоблачная. Парень был в отчаянии. Тем более, что на БТ уже работали 6 таких компрессоров. Он же их там и запускал  проблем не было. Специально проходил обучение на фирме – поставщике. Пришлось ехать помогать. Схемы были, но монтаж у американцев не такой как у нас – никаких клеммных сборок  нет (провода от аппарата к аппарату  запаяны и запрессованы). А без сборок искать повреждение сложно. Пришлось применить наш испытанный метод – “продёргивание” проводов. Причина нашлась быстро.  По схеме три элемента подогрева распределены по трём фазам равномерно (по одному на фазу). На самом же деле одна фаза была пустая (не загружена), а на другой два элемента (перегружена). Отчего и срабатывала защита. Не думаю, что это была случайная ошибка монтажа. Причину я устранил, компрессор запустился. Тут я и увидел подлинно счастливого человека – безвестного (для меня) компрессорщика. С 2-мя другими компрессорами проблем не было. Запустились по инструкции изготовителя.

Четвёртое -  счастливые люди.  Осенью (в каком месяце точно не знаю) на восточном портале открыли участок автоколонны, призванный обслуживать нужды тоннельщиков. На участок был придан передвижной комплекс японского производства “Банзай”. Комплекс состоял из автомобиля и прицепа к нему. Оснащение автомобиля и прицепа (мастерских) идентичное (токарный, сверлильный, наждачный станок, ключи, дрели и ещё разные инструменты – всего около 500 наименований). Идея была такая: автомобиль оказывает помощь на трассе, а прицеп остаётся на базе и оказывает помощь в ремонте на месте дислокации. Прицеп мог получать энергию от собственного дизельгенератора или от внешнего источника. Помещение прицепа обогревалось тёплым воздухом. Вентилятор нагнетал наружный воздух через электрическю спираль, где он должен был нагреваться. Где то  в декабре месяце ко мне подошёл начальник участка и попросил подключить прицеп к электроэнергии. Я подключил прицеп к сети – рядом  стоял ангар уже подключенный к электроснабжению и уехал на посёлок. А работники базы решили опробовать механизмы. Температура за бортом  была 40 градусов, а внутри прицепа всё металлическое, включая рифленый пол с отверстиями для подачи нагретого воздуха. Включили подогрев. Из под пола пошёл воздух – холодный. Внутри  стало ещё холоднее. Подогрев не работал. Приехали за мной снова. Достали документацию (3 толстых тома в жёлтой обложке). Описано всё до мелочей – даже рука нарисована с ключом и куда надо поворачивать этот ключ (как будто мы не знаем), а схемы подогрева я не нашёл. Главное вентилятор работает, а спираль не нагревается и куда она подключена – не узнать. Пришлось испытанным методом – “продёргиванием” проводов устанавливать куда же всё таки эта спираль подогрева подключена. Оказалась “маленькая” японская хитрость. Спираль была подключена к выведенной наружу розетке, которая должна получать питание от автомобиля. А автомобиля уже след простыл.  Надо отдать должное у японцев все провода выведены на клеммные сборки. Путём нехитрых переключений на клеммной сборке питание спирали электронагрева перевёл на собственную систему электроснабжения. Включили подогрев – заработал вентилятор, пошёл из под пола воздух – т ё п л ы й, нагретый. Мастерская стала нагреваться. Предела радости работников участка – не было. Все, их там было несколько человек (3 - 4), включая начальника участка, были безмерно счастливы. Их можно понять. Заоблачной цены техника, купленная за валюту и бездействует.

Так сравнительно за небольшой промежуток времени я увидел несколько по настоящему счастливых людей, приобрёл бесценный профессиональный опыт и  уже тогда (70-ые годы 20 века) понял что такое рыночная экономика. Когда все методы хороши лишь была бы прибыль. Я понял, что настоящее пронзительное чувство счастья приходит когда полная безнадёга и кажется помощи ждать неоткуда и вдруг она приходит  неожиданно, как будто, с небес.  Наверное такое чувство испытывают близкие  больных людей которым негде взять денег на лечение и вдруг приходит помощь от благотворителей. Которых у нас, к сожалению, по пальцам перечесть. Наши потенциальные “благотворители” предпочитают футболиста купить за 7 млн евро и зарплату ему обеспечить 1 млн евро в год. Стыд и позор, что ещё скажешь.В конечном счёте счастье уже то, что в бесконечном потоке вечности  создатель (кто он?) дал нам возможность посетить этот мир, видеть голубое небо, синее море, вдыхать ароматы цветов и свежескошенной травы, слышать пение птиц, шум прибоя и лепет ребёнка. Явившись ниоткуда и уйдя в никуда прожить этот счастливый миг, который называется жизнь со всеми радостями и бедами. У каждого этот миг свой особенный. Похожих нет.

П о ш у т и л

Приближается новый год. Это уже 75 новый год который я буду встречать на этом свете. Из 74-х, уже встреченных, помнятся не все. По крайней мере я вспомнил только три. Особенно помню встречу Нового 1963-го года. Это было на станции Нижнеудинск. Жил в узловом общежитии. Комната № 5 – уг-ловая. Вместе со мною проживали Саня, Володя, Жора, ещё один Володя. 31 декабря 1962 года – был понедельник, рабочий день. Возвращался с работы часов в семь -  было уже темно. Было тихо, шёл пушистый большими хлопь-ями снег. Настроение благостное. Подходя к общаге, заметил в своём окне свет, а в комнате, о чём то, яростно жестикулируя, спорят товарищи по комна-те. Наверное о спорте. Мы все тогда были заядлыми спортсменами и болель-щиками. Решил пошутить. Слепил снежок. Бросил потихонечку в окно. Свет погас, в окне замаячили лица. Я, тем временем, присел за оградку пали-садника. Никого не увидев друзья включили свет и продолжали дискуссию. Я повторил шутку. Свет снова выключился. Я поднялся из-за штакетничка и спокойно зашагал дальше. Вдруг из-за угла вылетает Саня (у него было неваж-но со зрением), сходу сбил меня с ног и давай метелить изо всех сил, не обращая внимания на мои возгласы “Саня – ты что”. Такую ярость я вижу сейчас только  в милицейских сериалах, когда один бандит метелит другого до крови или мент бандита. В те времена таких сцен в кино мы не наблюдали. Всё было намного цивилизованнее. В это время из-за другого угла выбежали Володя с Жорой (была разработана операция «окружение»). Услышав мои возгласы оторвали Саню от меня, только тогда он опомнился. Я встал, объяснил – пошутил!!!. Успокоились. Возвратились в комнату. Правда я уже изрядно побитый. У Володи была подружка – работала в ресторане поваром. Принесла целый пакет только что испечённых пирожков. С этими пирожками  и чаем мы и встретили Новый -1963 год. Саня ушёл из этого прекрасного мира в 1987 году  в Улан-Удэ – инсульт. Володя в 2015 году в Красноярске – рак.   Вот так вспоминается встреча Нового 1963 года – с грустью и горечью о прошедших годах и ушедших товарищах. А жизнь продолжается и шутки тоже. Сколько кому написано на роду ещё шутить и встречать Новый Год – знает только создатель. Так что шутим друзья!!!!

С т а т ь я КОПИЯ заметки ( Да будет свет )

опубликована в газете Северный Байкал № 6: 17.02.2016 г.

21 февраля 1986 года опорная тяговая подстанция Северобайкальск напряжением 220/55/35/10 киловольт была включена в сеть 220 кВ.Таким образом электроснабжение города и посёлков района стало осуществляться по постоянной схеме предусмотренной проектом строительства Байкало-Амурской же-лезнодорожной магистрали.

История электрификации посёлка, а потом и города Северобайкальск, как и на любой стройке, в местах не имеющих постоянных источников электроснабжения, начиналась с передвижных электростанций (ПЭС) разной мощности. В Северобайкальске стояли так называемые “маяки” – несколько дизельных электростанций мощностью  1000 киловатт каждая. Они же выполняли роль резервных источников электроэнергии после прихода в Северобайкальск энергии Байкала. Говорю так не случайно. Дело в том что по линии электропередачи напряжением  220 кВ в Северобайкальск пришла электроэнергия от Иркутской энергосистемы. А Иркутская энергосистема получает энергию (сейчас) уже от 4-х гидро-электростанций, стоящих на Ангаре  (Иркутская, Братская, Усть-Илимская, Богучанская ГЭС) - а она, как известно, питается водами Байкала. Вот такой получается круговорот энергии - батюшка Байкал не забыл о своих детишках с берегов Северного Байкала. Первоначально (до ввода в эксплуатацию опорной тяговой подстанции) в габаритах ЛЭП-220 кВ было подано напряжение 110 кВ на понизительную подстанцию Северобайкальская, которая была к тому времени смонтирована на северной окраине Северобайкальска (она и сейчас стоит там – за заправкой). Впрочем автор этих строк не очень много знает об этом периоде жизни в  Северобайкальске. Знаю только что много усилий и труда в тот период становления системы электроснабжения в Северобайкальске приложили главный энергетик треста НАТС Дубнов Евгений Аркадьевич, начальник северобайкальского участка северного района электрических сетей Бурятэнерго Карпович Степан Иванович, директор городских электросетей Михалёв Анатолий Григорьевич. С началом электрификации западного участка БАМа в городе началось строительство опорной тяговой подстанции “Северобайкальск” (ЭЧЭ-7) . Официальной датой основания подстанции считается 20 октября 1984 года. Это дата назначения первого начальника тяговой подстанции Байчурина Николая Семёновича (автора этих строк) приказом начальника дистанции электроснабжения, хотя строительство подстанции началось несколько раньше. Когда я пришёл на свой объект там уже была подготовлена площадка и вовсю готовили котлованы и ямы под фундаменты будущего оборудования. При нормативном сроке строительства 2,5 года героическими усилиями (земляные работы выполнялись в зимний период наряду с ломом и лопатой с применением взрывчатки) строителей СМП-581 ­– производитель работ Бакланов Владимир Михайлович, монтажников  и наладчиков ЭМП - 705 прорабы Сорц Пётр Павлович и Паршин Вадим Русланович и эксплуатационного персонала подстанция была построена за 1 год и 7 месяцев. 21 февраля 1986 года опорная тяговая подстанция “Северобайкальск” напряжением 220/55/35/10 кВ была включена в сеть 220 кВ.   К этому времени одна цепь ЛЭП находилась уже под напряжением 220 кВ а вторая цепь продолжала находиться под напряжением 110 кВ, так как от неё  получали электроэнергию временные посёлки и другие объекты стройки. А  подстанция Северобайкальская  напряжением 110/35/10 кВ была отключена от цепи 110 кВ, но по прежнему получала напряжение 35 кВ но уже от тяговой подстанции (она и до сих пор получает напряжение по линии 35 кв и обеспечивает электроэнергией “временный” город,  посёлок Заречный и село Байкальское. Должен заметить что этот вариант проектом не был предусмотрен, а решение принималось на месте руководством треста НАТС и отделения железной дороги).  

К этому времени обслуживающий персонал тяговой подстанции  составлял 16 человек. Шестеро мужчин: начальник п/ст Байчурин Николай Семёнович; старший электромеханик Мещеряков Александр Романович – работал энергетиком в МК-137, опыта работы на тяговых подстанциях не было. Несмотря на это за год освоил все тонкости работы был неоценимым помощником начальника п/ст. грамотным организатором работ по эксплуатации оборудования. И не случайно, пройдя все ступени карьерного роста,  с 2000 года работал в управлении Восточно Сибирской железной дороги на разных ответственных должностях, а с  августа 2011 г. до ухода на пенсию в 2014 г. главным инженером ВСЖД;  электромонтёр Берман Леонид Максимович - любитель поговорить и походить с папочкой в руках, но и у него был ответственный участок работы - он принимал поступающее оборудование для тяговой п/ст в группе заказчика. Человек принципиальный он не пропускал ни одной неисправности или поломки поступающего оборудования, которые совместными усилиями всех участвующих сторон устранялись и таким образом гарантировалась надёжная работа оборудования в процессе эксплуатации. Электромонтёры Челпанов Александр Иванович, Мамецкий  Валерий, Байчурин Иван – золотой фонд тяговой п/ст - мастера на все руки. 10 человек женщин – сменные оперативные дежурные – пришедшие из разных подразделений треста: Елизова Галина Михайловна, Астафьева Галина Васильевна, Барышникова Нина Николаевна, Багонина Галина Викторовна, Линник Татьяна Андроновна, Деменёва Ревмира Иосифовна, Файзулина Людмила Афанасьевна, Батышева Валентина, Павлова Елена, Чучина (Шукиене) Нина. Многие из них впоследствии составили костяк энергодиспетчерской группы всего электрифицированного участка БАМа.

Причём из них, имеющих опыт работы на таких объектах, было всего трое – Багонина Г.В.- с действующей п/ст Новоильинская Улан-удэнского ЭЧ, Павлова Елена и Чучина Нина с  Приволжской железной  дороги.

Особенно трудным был первый год эксплуатации. Приходилось и учиться и устранять появляющиеся периодически неисправности, что естественно на новом оборудовании. В настоящее время от тяговой п/ст на напряжении 10 кВ получает электроэнергию “постоянный”  город, инфраструктурные объекты же-лезной дороги, на напряжении 35 кВ “временный”  город Северобайкальск, посёлки Заречный, Байкальское, Нижнеангарск, Душкачан, Холодный. На напряжении 55 кВ электрическая тяга поездов. В разные периоды подстанцию возглавляли, кроме её первого начальника: Мещеряков  Александр Романович, Романченко Анатолий Владимирович. Сейчас вахту достойно продолжает почётный железнодорожник Соболев Александр Михайлович.

И в период пуска и в настоящее время в эксплуатации оборудования тяговых подстанций активно принимают участие работники ремонтно-ревизионного цеха который последовательно в разные периоды возглавляли специалисты высшей квалификации: Табуркин Владимир Иванович, Вандакуров Валерий Андреевич, Рябов Виталий Павлович. В настоящее время этот цех возглавляет профессионал высочайшей квалификации и умелый организатор Йовенко Валентин Николаевич. Специалистам этого цеха доверено обслуживание маслонаполненного оборудования высокого напряжения, аккумуляторного хозяйства, приборов учёта и контроля, управления, сигнализации и защиты оборудования подстанции и линий электропередач от ненормальных и аварийных режимов работы. Необходимо отметить особую роль электромеханика химической лаборатории ремонтно-ревизионного цеха Закаменных  Любовь Евгеньевны, выполнявшей огромный объём работы по определению электрических и химических характеристик трансформаторного масла и пригодность его к работе в аппаратах высокого напряжения.

В настоящее время Северобайкальская дистанция электроснабжения имеет в своём составе 10 тяговых п/ст из них 2 опорные Северобайкальск и Новый Уоян  на участке от станции Лена до станции Чуро.

Таксимовская дистанция электроснабжения имеет в своём составе 5 тяговых п/ст и 2 понизительные п/ст (Куанда и Новая Чара) на участке от станции Чуро до станции Хани.

Необходимо заметить что строительство тяговых подстанций и перевод ЛЭП с напряжения 110 кВ на напряжение 220 кВ иногда требовало нестандартных логистических и технологических решений. Иногда эти решения не соответствовали заложенным в проекте. Тем не менее решения принимались на месте без долгих согласований, проволочек и переписки с вышестоящими инстанциями. Надо отдать должное тогдашнему директору Северобайкальского РЭС Бурятэнерго  Лысцеву Сергею Владимировичу, Вандакурову Валерию Андреевичу ( на тот момент главному энергетику Бамтоннельстроя), главному энергетику треста НАТС Дубнову Евгению Аркадьевичу и Байчурину Н.С. ( с августа 1987 года и до конца сдачи БАМа в постоянную эксплуатацию заместителю Северобайкальской дистанции электроснабжения). Эти энергетики разных ведомств  работали дружно и согласованно – без перетягивания ‘одела”  и без сваливания с больной головы на здоровую. Цель была одна – в срок сдать в эксплуатацию все объекты электроснабжения. Что и было осуществлено 31 октября 1989 года включением в сеть 220 кВ тяговой п/ст Перевал на обходе Северомуйского тоннеля.

Некоторые из названных мной работников ушли от нас в мир иной. Вечного им покоя и царства небесного. Они оставили о себе на этой земле добрую память и материальный памятник в виде красавицы тяговой подстанции который будет существовать ещё не одно десятилетие а может и сотню лет.

Поздравляю всех бывших и действующих энергетиков с прошедшим  профессиональным праздником. Желаю безаварийной работы. А жителям города и района тепла и света в их домах.  

                                           Заслуженный энергетик РФ  Байчурин Н.С.

  1. PS: Мещеряков Александр Романович в настоящее время исполняет обязанности главного инженера Улан-Баторской железной дороги в рамках оказания помощи и обучения наших монгольских товарищи.

    Ярки

    Вера Плотникова 24 мая 2009 в 2:07

    Остров Ярки требует защиты и восстановления. Основной причиной интенсивного разрушения острова исследователями признано подтопление Ярков из-за повышения уровня Байкала более чем на 1 метр вследствие строительства Иркутской ГЭС. Именно по этой причине в 60-х годах прошлого века произошло продвижение береговой линии по всему периметру Байкала, особенно значительно оно было на таких пологих участках побережья как Ярки. Площадь острова значительно сократилась. Повысилась вероятность сквозных промывов. Тогда и зазвучали первые призывы о спасении Ярков. Прекращение

    размыва острова предлагалось решить понижением уровня Байкала.

    Разрушению острова способствует уничтожение растительности. Корни кустарников, деревьев, травы скрепляют пески Ярков. Отсутствие растительности позволяет раздувать песок, разрушать дюны. С 1999 года на Ярках исследовательские и восстановительные работы проводят школьники туристско-экологического центра Нижнеангарской средней общеобразовательной школы. Оказавшись на Ярках можно увидеть рядки ив, прижившихся в посадках школьного заказника. В пору всеобщего «пофигизма» и меркантильности эти посадки - мало кому заметное, но БОЛЬШОЕ реальное дело!

     

    Николай Байчурин 31 янв 2015 в 16:38

    Не знаю откуда Вера Плотникова выпускница НЭТИ так хорошо знает Ярки. Но в общем всё что она пишет правильно. Я могу только добавить. Имею на это право поскольку практически всё моё детство и отрочество прошло в Ярках Сору Осиновом и Ухтинском озёрах. На самом деле разрушен не только остров, но и Сор. Сейчас, если посмотреть, то сплошное водное пространстранство простирается от Ярков до самого холодненского плёса и до посёлка Кичера. Раньше было всё совсем не так. Было множество плавучих торфяных островов . Они образовывали множество озёр - больших и маленьких с красивыми названиями. вот, например, которые я помню: Блудное, Грязное, Бармашовое, Осиновое, Ухтинское. Кичера имела явно выраженные берега. По берегам располагались покосы местных жителей, особенно, с Новостройки. Так называлась восточная часть посёлка. Между рекой и прилегающими озёрами имелись многочисленные протоки в которых копошилась подрастающая рыбья мелочь. Озёра были поросшие травой которой мы пацаны дали свои названия: щучья, окунёвая, сорожья на поверхности плавали корзиночки жёлтых кувшинок и белых лилий. Дно озёр тоже покрыто мелкой травкой поверх илистого дна. Вся эта благодать кончилась когда началось строительство Иркутской ГЭС и стали повышать уровень Байкала в предположении что не хватит воды для выработки эл.энергии. Во первых рыба а именно омуль не находя корма на привычных местах начал сбиваться в огромные косяки. Такой косяк на нижнеангарской косе в 1956 (кажется) году попал в невод стоящей там в это время бригады Суходоева Василия Ивановича. Иван Лукич это был его папа - наш сосед. а мама тётя Васса. Водное пространство в это время сканировал курсирующий вдоль берегов в зоне неводных бригад катер "Северянин" (бывший морской охотник) стоящим на его борту эхолотом. В случае обнаружения косяка он подавал сирену и рыбаки заводили невод под этот косяк. Такой косяк и обнаружил "Северянин", а рыбаки во время заметали невод. Рыба пошла поверх невода как только появились УШИ. Рыбу бригада сдавала трое суток (800 центнеров за одно притонение при годовом плане 600). Кроме этого население Нижнеангарска нельзя сказать что расхищали а добывали и везли рыбу в мешках на телегах на конях велосипедах и просто так кто как мог, поскольку рыба расплывалась поверх тетивы на 100 метров в обе стороны. Даже я тогда пацан 14 лет добыл целый мешок 400 штук первоклассных омулей. Василия Ивановича наградили орденом Ленина, отправили на курсы повышения кажется в Тобольск. На следующий год на том же месте бригада Соляхутдинова добыла и сдала 200 центнеров. Бригадира также наградили. Хотя награждать надо было конечно проектировщиков и строителей Иркутской Гэс. После этих "побед" рыба в Байкале кончилась. Ходили такие слухи, что всю рыбу выловили чехи. Но это не так . Чехи арендовали участок в районе посольского сора, а как известно в Байкале существует (по крайней мере в те года ) 4 расы байкальского омуля не пересекающинеся друг с другом . В то время искусственного омуля с рыборазводных заводов еще не было. Суходоев Василий уехал в Балаганск работал дорожным мастером, а Соляхов (так в народе его прозывали) пошёл морским неводом (столб 11 метров при глубине озёр от 1,5- 2 -х метров до 4-5 не более) бороздить все доступные озёра в Сору. Собрал соровую рыбу, траву, кувшинки. На дне озёр остались только иловые кучи. Рыба кончилась. Консервный завод увезли в Усть - Баргузин. Кончилась благодать. А торфяные острова вместе с растительностью оторвало от дна так как уровень повысился и много лет выносило в Байкал. Современники наверное наблюдали эту картину, когда по Байкалу вдруг плывёт зелёный островок . Кичера лишилась своих берегов их все смыло и вынесло в Байкал. Вот такая печальная история. Не успел Байкал очухаться как новая напасть. Теперь наоборот уровень падает. Рецепт по моим понятиям один-запретить энергетикам менять уровень Байкала даже на несколько сантиметров.Установить его естественный уровень. Каков приток таков расход. Пусть уровень регулирует как и прежде ШАМАН - КАМЕНЬ.

https://www.prlib.ru/
http://mkrf.ru/
http://www.culture.ru/
https://www.rsl.ru/
https://2019.culture.ru/
http://новаябиблиотека.рф/
Президентская библиотека ельцина.JPG МинКульт.JPG Культура РФ.JPG Российская государственная библиотека.JPG
Продолжая использовать данный сайт, Вы даете согласие на обработку своих персональных данных.